С самогонкой о радиации забываешь

Старый "Икарус", следующий по маршруту Минск — Брагин со скоростью 60 километров в час приближает нас к зараженным землям. После остановки в Речице пассажиров...

Из путевых дневников
специального корреспондента
"Белорусских новостей"
 

Вместе со мной захотел поехать посмотреть места, пострадавшие в результете чернобыльской катастрофы, американский фотожурналист Дэн. Хотя присутствие его рядом могло создать дополнительные проблемы, учитывая отношение Минска к Вашингтону, я решил взять коллегу с собой. Было забавно, когда он спрашивал, надо ли везти с собой в город Хойники продукты питания и питьевую воду. Мне же хотелось посмотреть, как американец воспримет пребывание в белорусской семье, живущей на окраине маленького райцентра.

Старый "Икарус", следующий по маршруту Минск — Брагин, со скоростью 60 километров в час приближает нас к зараженным землям. После остановки в Речице пассажиров практически не было. Полесская равнина, залитые весенним половодьем поля. Обычно горящие здесь летом торфяники, поднимающие в небо радиоактивную пыль, спокойны.

Частный дом на окраине Хойников, все удобства во дворе. Топится печка. Знакомых предупредил, что приезжаю с другом, но не сказал, что он из Америки. Хотелось, чтобы американец увидел обычную жизнь белорусской семьи. По традиции гостей встречают домашними разносолами. Огурцы, помидоры, мясо, домашний крепкий спиртной напиток, после употребления которого исчезают опасения по поводу возможной радиоактивности предлагаемых продуктов. Дэн по достоинству оценил белорусскую кухню. А местные продукты, поедаемые здесь, кстати, чище, чем те, которые можно найти в местах, далеких от Чернобыля: за 20 лет большинство людей привыкло соблюдать нормы радиационной безопасности. Намного больше шансов приобрести загрязненные радиацией грибы у бабушек, торгующих на остановках или у магазинов, к примеру, в Витебске или Минске.

Утром направляемся в Хойникскую районную больницу. Врачи и пациенты давно привыкли к журналистам, поэтому нас воспринимают совершенно спокойно. Большая часть оснащения больницы получена по линии гуманитарной помощи. К сожалению, часть гуманитарки — это б/у предметы из стран Западной Европы. Там утилизировать их стоит денег, вот и пытаются некоторые сплавить его в Беларусь под видом гуманитарной помощи. К примеру, старый факс ("гуманитарка") в одном из кабинетов больницы мог работать только на прием. А недавно Хойникской больнице пришлось утилизировать партию негодных лекарств (подарок), которую вначале оценили в несколько десятков миллионов рублей.

В Хойникской поликлинике-больнице

Врач-педиатр ведет прием. У большинства детей обычные болезни: ангина, кашель. Как говорят врачи, болезней, вызванных высоким уровнем радиации, не наблюдается. Да и средний радиационный фон — гамма- и бета-излучения в Хойниках составляет 30 мкР/час. В Минске — 17-25.

После чернобыльской катастрофы значительно усилился медицинский контроль над населением. Люди стали больше следить за своим здоровьем. Как рассказывают врачи, часто бывает, что 80-летняя бабушка, увидев комариный укус, обращается к врачам, требуя полного обследования: "А вдруг этот прыщик у меня — раковая опухоль?"

С сожалением врачи говорят о том, что куда большая проблема, чем радиация, злоупотребление алкоголем, что сказывается на здоровье следующего поколения. Но это проблема не только чернобыльского региона.  

Кабинет радиационного контроля. Кресло, покрытое полиэтиленом. Идущие из-под кресла провода подключены к компьютеру. Установка сделана в Беларуси и стоит 33 миллиона рублей. Предназначена для замера накопленной в теле человека радиации. Для замера необходимо просто посидеть в кресле 2 минуты.

Замер накопленной человеческим телом радиации

Проверился сам. Радиация отсутствует (буду покидать этот регион — проверюсь опять). При мне обследовался работник МЧС из Хойников. Радиация в теле есть, но в пределах нормы. Все жители района проверяются в таком кресле ежегодно. По словам врача, проводящего такие обследования около года, превышения нормы еще ни у кого не было.

Стандартная пятиэтажка на одной из улиц городка. Как у деревенских хат, тут почти постоянно на скамеечке у подъезда сидят старушки в платках. Это социальное жилье. В основном тут проживают пожилые люди из  несуществующих теперь деревень.

На окраине Хойников есть монумент погибшим в результате чернобыльской катастрофы деревням. Скульптура скорбящей женщины на фоне полукруглой стены с названиями мертвых деревень Хойникского района. На стене указан 21 населенный пункт. Это только относительно крупные нежилые деревни — маленьких намного больше.

Монумент погибшим деревням

Дэн пытается сфотографировать бабушек, продающих на рынке молоко и сметану, но у него ничего не получается. Бабушки отворачиваются или быстро отбегают в сторону, хотя причин для такого поведения не вижу: все продукты должны были пройти санитарный контроль. Успокоились бабушки, позволив Дэну сделать серию снимков, когда я купил у них бутылку свежего молока. По показаниям бытового дозиметра, радиация молока в норме. 

На домах довольно много спутниковых антенн: несмотря на низкие зарплаты люди желают смотреть что-то другое, кроме похожих друг на друга белорусских телеканалов.

Бабушки  из мертвых деревень, теперь проживающие в многоквартирном доме в Хойниках

В городе проживает 14 тысяч человек. Промышленность: Хойникский завод гидроаппаратуры, консервный завод, сыродельный комбинат, комбикормовый завод, авторемонтный завод, фабрика художественных изделий, торфобрикетный завод, завод железобетонных изделий, типография. В марте этого года в Хойникском районе начата добыча нефти. Много людей работают в Полесском радиационно-экологическом заповеднике, созданном на части зараженных радиацией земель. В Хойниках размещается руководство заповедника. Из-за этого наиболее распространенным в райцентре цветом одежды стал камуфляж формы работников заповедника…

(Продолжение)

ШУРСПроект "Чернобыль. 20 лет спустя" осуществляется при содействии
Швейцарского управления по развитию и сотрудничеству (ШУРС).