Белорусы разуверились в Лукашенко, но не видят альтернативы

В итоге наиболее вероятной для Беларуси перспективой пока вырисовывается медленная деградация с возможностью социального взрыва…


Электоральный рейтинг Александра Лукашенко, по данным НИСЭПИ, опустился в марте до 27,3%. Это не удивительно: экономика в кризисе, власти одно за другим принимают непопулярные решения.

Теоретически, однако, это звездный час для оппозиции: огромные цифры в счетах за коммуналку, планы властей поднять пенсионный возраст раздражают, политизируют даже вялых обывателей. Критикуй власть по полной программе, обещай сделать все иначе, лучше — и ты на коне.

Да, но только не в Беларуси, где политическая конкуренция практически уничтожена.


Фото RFI 

 

«Мягкий путь» тоже не срабатывает

Мартовский национальный опрос белорусов, проведенный зарегистрированным в Вильнюсе НИСЭПИ, четко показывает, что популярность оппозиции падает параллельно с популярностью политики властей.

Электоральный рейтинг Татьяны Короткевич из «Говори правду» за квартал упал с 9,9% до 6,9% (на выборах-2015, согласно декабрьским данным НИСЭПИ, за нее проголосовало 15,7% опрошенных). За бывшего политзаключенного Николая Статкевича, в случае если бы завтра снова состоялись выборы президента, проголосовало бы 2,9%. Другие оппозиционные политики не набирают и по 1%.

Наконец, рейтинг оппозиционных политических партий сполз до минимума — 11,3% (в декабре 2012 года было 20%, в марте 2015 года — 18,8%).

Заметное снижение рейтинга оппозиционных экс-кандидатов в президенты — явление обычное для Беларуси. Так после выборов-2006 упала популярность Александра Милинкевича (которого к тому же сами оппозиционеры в пылу междоусобицы лишили титула первого среди равных), после выборов-2010 — Владимира Некляева и других соперников Лукашенко (иные из которых оказались в тюрьме).

Стратеги «Говори правду» отказались от баррикадной риторики, лозунгов типа «долой режим!», избрали путь мягкого оппонирования. Короткевич в последние месяцы много ходила по властным кабинетам (парламент, правительство), предлагая реформаторские идеи, но, как видим, и это не сработало.


Старые болезни оппозиции никуда не делись

Не срабатывает пока и ставка Статкевича на расширение пространства свободы через уличные акции. Самым многочисленным (около полутора тысяч) за последние полгода оказалось шествие на городе (районе) состоятся акции против ухудшения экономического положения, готовы ли Вы принять в них участие?» положительный ответ дали 18,2% (в марте 2014 года было 22,9%).

Белорусы придавлены фатализмом. Сказались и репрессии прошлых лет против политически активной части населения, и хроническая разобщенность оппозиции, и печальный опыт Украины. Впрочем, оппозицию можно винить лишь отчасти: против лома нет приема.

Наилучшим выходом из системного кризиса белорусской модели была бы мягкая трансформация сверху. Но руководство Беларуси политической воли к реформам не выявляет. Доминирует желание пересидеть худые времена, отделаться декоративными изменениями для блезиру — напоказ внешним кредиторам, западникам, с которыми надо нормализовать отношения.

В итоге наиболее вероятной для Беларуси перспективой пока вырисовывается медленная деградация с возможностью социального взрыва, когда лопнет терпение и у лояльных, привыкших слушаться начальство белорусов.