Плюшевые мишки оказались геополитическими гранатами

Шведские активисты не догадываются, что своей воздушной акцией они поневоле придали импульс сложной игре…

 

Не успели еще остыть дипломатические пушки после очередного залпа в затяжном конфликте официального Минска с Европейским союзом (на этот раз в лице Стокгольма), как в столицу Беларуси с «рабочим визитом в рамках регулярного межмидовского диалога» прибыл руководитель российской дипломатии Сергей Лавров.

Привычная дежурность оглашенных целей визита, прошедшего 14—15 августа, в очередной раз наталкивает на мысли о его более глубоком смысле. Даже если допустить, что визит действительно был запланирован, а заявленные российским внешнеполитическим ведомством темы на самом деле являлись ключевыми, союзники не могли обойти новые проблемы в отношениях Минска с Европой.


На фоне плюшевого скандала

Приезд Лаврова совпал с новым, достаточно серьезным кризисом в отношениях Минска и ЕС. И хотя европейские чиновники, взбудораженные белорусско-шведским дипломатическим конфликтом, решили не повторять резкие шаги полугодовой давности — расширение санкций, отзыв всех послов, — очевидно, что нормализация отношений на западном векторе стала для Александра Лукашенко еще более проблематичной.

Очередное ужесточение санкций против белорусского руководства намечено на октябрь: в случае недемократичных парламентских выборов, невыпуска политзаключенных Минску «зачтутся» и плюшево-дипломатические скандалы.

Европейцы, похоже, впервые за почти два десятилетия отношений с Лукашенко научились идти на принцип. Дело усугубилось жесткой риторикой белорусского лидера, пообещавшего чуть ли не наказать Литву за предоставление плацдарма шведским летчикам. Конфликту не видно решения.

И тут как бальзам на душу белорусского руководства звучат слова министра иностранных дел РФ Сергея Лаврова: «Россия будет делать все, чтобы оценки парламентских выборов в Беларуси были объективными и непредвзятыми и не были предметом односторонних правил, которые пытаются навязать в ОБСЕ».

Заодно российский министр заступился за белорусский режим и в рамках ООН, отметив, что попытка навязать «свои оценки, как это недавно случилось на сессии Комитета по правам человека ООН, где была внесена антибелорусская резолюция, означает лишь антагонизировать участников процесса, способствовать поляризации позиций».

По сути, высокий московский гость артикулировал то, чего так ждали хозяева. Посыл примерно таков: «Мы — ваша крыша». Минску дали почувствовать опору.

Но было бы наивно полагать, что столь необходимая Лукашенко поддержка дана ему просто так. Задаром.


Пряники нового сорта

В прежние времена можно было усмотреть в кремлевских «пряниках» игру на российский электорат. На фоне внутренних неурядиц власти всегда гордятся успехами на внешнем фронте. И действительно, образ прочной российско-белорусской дружбы давал российским руководителям очки в глазах собственных граждан. Беларусь была яркой витриной в магазине скромных российских дипломатических успехов.

Но это комфортное для Минска время безвозвратно ушло: визиту Лаврова в Беларусь на российских телеканалах уделили едва ли пару минут эфирного времени, в периодике — по нескольку строчек.

Все говорит о том, что российское руководство теперь прагматично решает непосредственно внешнеполитический вопрос, а именно — полноценное включение Беларуси в орбиту своего влияния.

По словам Анатолия Лебедько, лидера Объединенной гражданской партии, «если Лукашенко скандалит с Европой, то Россия очень быстро заявляет о его политической, моральной и иной поддержке, так как за это можно что-то попросить или потребовать». От конфликта Минска со Стокгольмом и Брюсселем выигрывает не среднестатистический гражданин Беларуси, не лично Лукашенко и его окружение, «а лишь только Кремль», подчеркивает оппозиционный белорусский политик.

Так же считает один из лидеров христианских демократов Алексей Шеин: «Логика событий последних двух лет показывает, что все то, что происходит после президентских выборов, очень выгодно российской власти. Лавров приехал, потому что Россия решила воспользоваться ухудшением отношений Беларуси с ЕС. Этот момент Россия использует, чтобы еще больше привязать к себе Беларусь — экономически и политически».

Декабрь 2010 года подвел черту не только под белорусско-европейским диалогом. Александр Лукашенко лишился возможности реализовывать свой самый заметный дипломатический талант — играть в геополитические качели.

После того, как официальный Минск сам сжег все мосты на Запад, обитатели Кремля никуда не спешат. И если раньше подобный визит Лаврова можно было рассматривать в контексте треугольника Минск — Москва — Брюссель, то теперь речь идет о подлинно двусторонних отношениях.

России больше не нужно перетягивать Беларусь с запада на восток: Лукашенко просто некуда деться. Министр иностранных дел РФ привез в Минск уже не старые полюбившиеся пряники. Беларусь готовят к новому этапу реализации московских аппетитов.


Кремль берет под крыло

После драматических белорусских событий конца 2010 года — разгона Площади, конвейера репрессий и разрушения отношений с ЕС — Кремль плавно стягивает удавку на шее белорусской независимости.

Форсированное вступление в Таможенный союз, приватизация «Белтрансгаза», давление с целью приватизации других единиц фамильного серебра, почти синхронные недавние заявления Дмитрия Медведева и российского посла Александра Сурикова о необходимости введения единой валюты на пространстве нового интеграционного объединения — все это симптомы усиления зависимости от Кремля.

Не стоит забывать и о том, что именно постсоветская интеграция стала основным внешнеполитическим приоритетом, обозначенным Владимиром Путиным в своих первых выступлениях в качестве вновь избранного президента России. И визит Лаврова — часть этого тренда. С бодрящими словами и дипломатической улыбкой.

«Все равно от этого никуда не отвертеться», — заявил белорусским визави премьер-министр России Медведев, говоря о приватизации «Беларуськалия» во время своего июльского визита в Минск. Сказал так, как говорят о правах на свое кровное, а не как приехавший в гости чиновник о государственной собственности своего суверенного соседа.

«Белорусский вопрос» для российского истеблишмента уже, скорее всего, решен. Двуглавый орел берет «своего птенца» под крыло. Шведские активисты, возможно, и не догадываются, что своей воздушной акцией 4 июля и последовавшим за ней новым кризисом отношений Беларуси и Европы они поневоле придали импульс сложной геополитической игре. Уже полтора года эта игра ведется по новым правилам. И на этот раз основные козыри в Москве…