Милинкевич в поддержку номенклатуры не верит

 

На минувшей неделе Александр Милинкевич, избранный на Конгрессе демократических сил единым претендентом для участия в предстоящих президентских выборах, посетил редакцию газеты “Белорусы и рынок” и ответил на многочисленные вопросы.

А. Милинкевич произвел впечатление человека интеллигентного, мягкого, образованного, искреннего. Внешне, может быть, несколько неуверенного. Во всяком случае, выражения вроде “я еще неопытный политик”, “я не такой хороший экономист” наталкивают на вопрос: а сможет ли? Хотя политик тут же подчеркнул: “Когда нужно, я человек решительный и твердый. Я буду добиваться железной, абсолютной дисциплины в избирательном штабе. Там демократией и пахнуть даже не должно — тогда идет работа. Без советов не обойтись, но решения принимать буду сам”.

Малоизвестность 58-летнего политика является одновременно и плюсом, и минусом. Свежий человек всегда интересен, с одной стороны. С другой, у него низкий рейтинг узнаваемости. “Меня воодушевляет опыт кампании Семена Домаша, когда неизвестный политик с нулевым рейтингом за короткое время сумел добиться 20-25-процентной поддержки в обществе, что даже для нас, членов его команды, было удивительно. Хотя тогда ситуация в обществе была лучше. Но при хорошей работе можно сделать. У нас есть наработки, и при определенных условиях, я думаю, они сработают”, — говорит политик.

Он серьезно готовит себя к кампании, не исключая ничего. “Всякий нормальный человек боится, — отметил А. Милинкевич, — но есть способы победить страх. Хотя, конечно, больше всего боюсь за семью”. “Я не случайно рассказал на конгрессе о своих предках, участниках восстания Кастуся Калиновского. Это один из стержней. Я был бы в 10 раз слабее без этого”, — признался новый лидер белорусской оппозиции.

Главным делом в первые дни после конгресса А. Милинкевич назвал сохранение единства коалиции: “До этого мы только декларировали, что мы вместе. Будем ли вместе, покажет дело”.

Он рассказал, что предложил бывшим конкурентам на звание единого кандидата от демократических сил занять “высокие посты”: лидеру Партии коммунистов Белорусской Сергею Калякину стать главой предвыборного штаба, а лидеру Объединенной гражданской партии Анатолию Лебедько возглавить Национальный комитет. “Это самые высокие посты. Потому что амбиции у политиков есть. Может быть, у меня их немного меньше. Хотя, если идешь в политику, надо выращивать в себе эти амбиции”, — заметил А. Милинкевич.

Сейчас, по словам лидера оппозиции, ситуация в коалиции начинает стабилизироваться, хотя и были очень тревожные сигналы о возможном отказе некоторых структур ОГП работать на “несвоего” единого кандидата.

На конгрессе политика больше всего удивил невероятный интерес прессы. Это, по его мнению, показывает, что люди ждут серьезных перемен в Беларуси, надеются на них. “Я не зря сказал на пресс-конференции, что подобный интерес и поддержку в обществе рассматриваю как аванс. Такое количество звонков и интервью, как сейчас, я просто не выдерживаю, но счастлив до безумия. Не за себя рад, а что к Беларуси такое внимание. Грех, если не используем”, — сказал А. Милинкевич.

Пока разработка программы, с которой “единый” выйдет к людям, еще не завершена. А. Милинкевич считает, что ее основой должны быть не только социально-экономические требования. По его мнению, сейчас в этой сфере достигнута некоторая стабилизация. А на возможное ухудшение ситуации рассчитывать не стоит.

“Мне кажется, главное, с чем мы можем прийти к людям, это то, что в стране унижен человек. Он живет в страхе. Его унижают, например, контрактной системой. Он не может без последствий высказать мнение, которое отлично от мнения властей предержащих. Вот эта степень унижения довольно велика. Но ведь человек живет не хлебом единым. Люди не хотят, чтобы ими понукали, их оскорбляли. Из опыта последних парламентских выборов осени 2004 г. знаю, как болезненно люди реагируют на это. Люди говорят, что никогда такой тяжелой атмосферы в обществе не было. Никогда бригадиры, мелкое начальство так оголтело не хамили. Это повсеместно, как эпидемия”, — эмоционально высказался потенциальный претендент на пост президента Беларуси.

О важнейшей теме — экономике — А. Милинкевич говорил осторожно, честно признавшись, что не считает себя великим специалистом в данной области: “Но мне кажется, что если бы мы реформы делали раньше, не прекращая с приходом Лукашенко, мы могли бы сделать их быстрее. Их не избежать. Но вестись они должны дольше и осторожнее. Сегодня так называемую ”шоковую терапию" не провести. Нужна приватизация малых и средних предприятий. Контрольный пакет крупных предприятий надо оставить за государством, за Беларусью. Потому что у нас некому выкупать эти предприятия. У нас не создан класс, который смог бы это сделать. Я большие надежды возлагаю на бизнес. На малый и средний особенно. Если мы дадим им свободу, это станет двигателем наших успехов".

Новый оппозиционный лидер надеется достичь успеха на президентских выборах 2006 г. за счет прямой работы с людьми. За оставшиеся до выборов 7-8 месяцев нужно не менее трех раз прийти буквально в каждую квартиру, достучаться до 7 млн. избирателей, считает политик. Сейчас, по оценкам А. Милинкевича, единый кандидат демократических сил может рассчитывать на работу примерно 10 тыс. активистов оппозиции. Парадоксально, но политик назвал наихудшей ситуацию с демократическими волонтерами именно в Минске. Единый кандидат рассчитывает увеличить их количество примерно в три раза.

Среди своих активных сторонников единый кандидат видит прежде всего обиженных властью мелких и средних предпринимателей, а также членов протестантских общин. Хотя, признался А. Милинкевич, их позицию можно свести к фразе: “вы начинайте действовать, а мы присоединимся”. Среди других групп также есть определенные протестные настроения. Но какой-то одной явно протестной группы, на которую можно смело опереться и повести за собой остальных, — нет. В этом, по словам А. Милинкевича, сложность кампании.

“Если в обществе — среди соседей, на даче, в общежитии, в курилках заводов — не будет ощущения, что победа за нами, — мы не выведем людей на площадь. А без площади, если Лукашенко будет участвовать в выборах, не обойтись, — считает А. Милинкевич. — Социологи говорят, что к уличным протестам готовы 17% граждан Беларуси. Но если выйдет даже 2%, то и это будет неплохо”.

Политик не драматизирует, что к объединенным демократическим силам пока не присоединились некоторые видные представители оппозиции: группа Василия Леонова, лидер Белорусской социал-демократической партии (Грамада) Александр Козулин, председатель незарегистрированной Рады интеллигенции Владимир Колос и другие. Сейчас, считает А. Милинкевич, еще не упущен шанс объединить усилия: “Это невероятно важно. Я недавно говорил с В. Колосом. И, может быть, он будет первым, кто нас поддержит”.

В то же время А. Милинкевич не верит в поддержку номенклатуры. По его наблюдениям времен работы заместителем председателя Гродненского горисполкома, хотя в этой среде тоже немало недовольных, но рисковать подавляющее большинство из них не будет. “Ждать до последнего и в последний момент присоединиться к победителю — таково кредо нынешнего белорусского номенклатурщика. Выборы 2001 г. целиком подтвердили это, — говорит новый лидер оппозиции. — Тогда определенные надежды на сотрудничество с номенклатурой высказывал Василий Леонов и в какой-то мере Владимир Гончарик. Я думаю, они искренне верили, что если в разговорах чиновники поддерживают их, то так произойдет в реальности. Но это не оправдалось. Сегодня еще меньше шансов. Я думаю, что она может помочь, если мы начнем побеждать. Не шелохнется никто, пока маятник не качнется. Я видел своими глазами, работая в Гродненском горисполкоме, когда шло соревнование Кебича и Лукашенко, метание чиновников. Массовый переход на сторону Лукашенко начался, лишь когда его победа стала очевидной”.

Особо принципиальный вопрос предстоящей кампании — отношения с Москвой. По словам А. Милинкевича, он старается Москву не раздражать. Но для него есть принципиальные вещи, через которые он не перешагнет. “Для меня независимость Беларуси — это святое, это как моя мама. И если Беларуси не станет, то для меня просто многое в жизни теряет смысл. Встает вопрос, а что же союзный договор? Может он быть или нет? Я считаю, что не может. И я пытаюсь аргументировать, почему он не случился до сих пор. Второй вопрос, который для России очень важен, — НАТО. Пойдете вы в НАТО, как Украина, или нет. Я говорю о своем мнении: Конституция предусматривает нейтралитет Беларуси, и нам надо его сохранить. Это не исключает возможности многовекторного сотрудничества”, — сказал А. Милинкевич.

Новый лидер оппозиции признал, что отношение к имеющимся в Беларуси российским военным базам есть и будет разное у разных политических сил. Но, по словам политика, вред от этих баз гораздо меньший, чем от того, если отношения с Россией будут сильно испорчены.

А. Милинкевич сообщил, что, опираясь на советы опытных политиков С. Калякина и А. Лебедько, будет наводить мосты с Москвой. И в то же время надежды, что Москва решит белорусские проблемы, у него нет. “Она не декларирует поддержки никому, реально поддерживая Лукашенко. И продолжает присматриваться. Но если почувствует, что у нас есть сила, то вступит в переговоры, будет пытаться найти взаимопонимание. Потому надеяться надо только на себя”, — заявил единый кандидат демократических сил на предстоящих в 2006 г. президентских выборах.