Виталий Рымашевский. ПОЛИТИКА. Сколько стоят политзаключенные?

Белорусские власти не нуждаются в диалоге. Они нуждаются в деньгах и лоббистах…

 

Виталий Рымашевский
Виталий Рымашевский. Родился 3 марта 1975 года в Бобруйске. Белорус. Православный христианин. Женат, имеет дочь. Образование высшее (инженер-строитель). В 1999 году учился в Германии на курсах Высшей школы государственного управления. С 1996 года — член Координационной рады «Белорусского объединения молодых политиков». В 2002-2004 годах — член президиума Белорусской национальной рады молодежных и детских общественных объединений. Один из разработчиков концепции новой молодежной политики в Беларуси. Кандидат в президенты Беларуси на выборах 2010 года. Сопредседатель оргкомитета партии «Белорусская Христианская Демократия».

На прошлой неделе состоялась встреча представителей политических партий и гражданcкого общества Беларуси с Гуннаром Вигандом (директором департамента по вопросам России, Восточного партнерства, Центральной Азии, регионального сотрудничества и ОБСЕ Европейской службы внешнего действия ЕС). В общем — обычная атмосфера, предсказуемые выступления известных лидеров оппозиции и третьего сектора — о неэффективности политики изоляции Беларуси, о неэффективности санкций. Среди этих возвышенных интонаций «искренней» заботы о будущем страны совершенно затерялись аргументы о том, что за 2011 год товарооборот Беларуси с ЕС вырос по сравнению с 2010-м, а значит, нет никакой экономической изоляции, визовые санкции носят символический характер, их отмена в сегодняшних условиях — аморальна… Но, как всегда, есть аргументы, оправдывающие ту или иную позицию, а есть причина, которая формирует позицию.

На том фоне поразило своей неприкрытой откровенностью предложение, обращенное к представителям ЕС от одной из активисток третьего сектора. Оно звучало приблизительно так: «Диалог необходим. Но давайте заморозим, вынесем за скобки политический вопрос. Очевидно, что прогресса здесь добиться нельзя — так давайте говорить и искать прогресс в отношениях, сотрудничать в других областях…».

Пришлось возразить. Очевидно, что в Беларуси всё — политический вопрос. Всё, что имеет отличную от власти точку зрения — музыка, бизнес, церковь, слово в интернете, молчание на площади...

В перерыве мне пытались объяснить, что были неправильно поняты. Но аргументы просто шокировали: «За последний месяц в Беларуси замерзли десятки бабушек, а вы говорите только о политике Санникове, о политзаключенных! Нельзя же быть такими эгоистичными!…».

Сразу вспомнилась реакция известного белоруса, узника советских концлагерей пастора Эрнеста Сабилы на ностальгию некоторых людей о СССР: «Они говорят о достойном уровне жизни всех советских граждан, о дешевой колбасе! Но ничего не хотят знать о том из чего «была сделана» эта дешевая колбаса! Она была сделана из людей, сотен тысяч людей, замученных в концлагерях». Метафора страшная, но она как нельзя более точно раскрывает суть того, что происходило в СССР — благополучие одних достигалось за счет рабского труда, пыток, потерянного здоровья и жизни других.

В общем, и суть вопроса, вносимого в повестку дня «конструктивной оппозицией», понятен: «Может, нужно бросить политзаключенных в топку, чтобы обогреть несчастных замерзших бабушек?».

Все диктаторы мира оправдывали свои действия интересами народа. Практически НИКОГДА не говорили об интересах человека. Наоборот, «интересами народа» оправдывалось принесение в жертву конкретных людей.

Как могло случиться, что интересы части демократического сообщества Беларуси совпали с интересами режима? И даже аргументы «новых белорусских интеллектуальных элит» совпали с аргументами диктатуры. Может быть, наступил тот исторический момент слияния демократической и правящих элит?

Совсем как у Джорджа Оруэлла в «Скотном дворе»: «…Между свиньями и людьми ныне нет и не может быть коренных противоречий. У них одни и те же заботы и трудности, одни и те же проблемы, в частности, касающиеся работы. Он не считает, сказал Наполеон, что какие-то старые подозрения еще могут иметь место, но, тем не менее, на ферме будут немедленно проведены определенные изменения, которые должны укрепить намечающийся между нами процесс сближения».

Но господа слишком торопятся — у властей пока есть деньги, и нет свободных мест в апартаментах для новых белорусских элит.

Господин Гуннар Виганд был в Беларуси только два дня. Именно за эти два дня произошли два знаковых события:

8 февраля — налет ОМОНа на дом пастора Антония Бокуна, где проходило собрание «Литвинского клуба». (Такого количества беспричинно арестованных не было в стране более полугода.)

9 февраля стало известно, что Могилевская колония не будет ходатайствовать Александру Лукашенко о помиловании Дмитрия Бондаренко.

Известно, что массовые аресты в Беларуси контролируются на самом высоком уровне. Очевидным за последний год стало и то, что поступление ЛЮБОЙ информации о политических заключенных полностью контролируется властями. Только наивный человек может верить в случайное совпадение подобных событий.

Это можно считать ответом и Европейскому Союзу, и белорусским демократам на предложение диалога.

Белорусские власти не нуждаются в диалоге.

Белорусские власти нуждаются в деньгах и лоббистах.

Мнения колумнистов могут не совпадать с мнением редакции. Приглашаем читателей обсуждать статьи на форуме, предлагать для участия в проекте новых авторов или собственные «Мнения».