Семен Букчин. ДАГЕРРОТИП. Мечты о белорусском «нобеле»

На недавней встрече с многолетне опекаемыми третьестепенными российскими журналистами было объявлено, что ежели кто у нас напишет произведение, равное «Войне и миру»...

 

Семен Букчин. Критик, литературовед, прозаик, публицист. Родился в 1941 г. в селе Волоконовка Курской области. С 1949 г. живет в Минске. Печатается с 1959 г. Автор более 20 книг (история русской литературы и журналистики, белорусско-русские литературные связи, художественные и документальные повести, сборники публицистики). Работал в Академии наук Беларуси, читал лекции в польских университетах. В первой половине 1990-х гг. редактировал газету «Европейское время». Предпочитает фельетонный жанр.

Есть основания полагать, что следующая (будущего года) Нобелевская премия по литературе достанется кому-то из белорусских писателей.

Наш главный интеллектуал — как всегда очень своеобразно — об этом позаботился. На городе три пулемета «Максим» со времен гражданской войны. Тем не менее, в схватке гибнут Давыдов, Разметнов и Нагульнов. На их похороны и торжественное открытие нового агрогородка с казино, ледовым дворцом и баней с вошебойкой прибывает президент.

Апофеоз народного счастья.

Понятно, что сложнее вписываются в белорусские реалии мотивы романа «Война и мир». Но тем увлекательнее задача. Разумеется, здесь все масштабнее, чем в «Поднятой целине». НАТО и Евросоюз устраивают провокацию на белорусской границе. Дивизии североатлантического блока ночью переправляются через Неман и Буг и направляются вглубь суверенной Беларуси. Командующий белорусской армией фельдмаршал Вяльцев докладывает президенту о невозможности организации обороны ввиду численного и технического преимущества врага. Президент обращается к народу:

— Братья и сестры, к вам обращаюсь я, друзья мои!

Поднимается «дубина народной войны», Начинается партизанское сопротивление. Идут под откос вражеские эшелоны. Натовские генералы, не привыкшие воевать в подобной обстановке, идут на переговоры и, в конце концов, сдаются. Акт капитуляции подписывается в Брестской крепости в присутствии мальчика Коли.

На протяжении всех военных действий Наташа Ростова, Пьер Безухов и княжна Марья выступают с патриотическими речами на Белорусском телевидении.

Полагаю, что при соответствующей обработке эти сюжеты найдут своего благодарного читателя. И миллионные тиражи будут вполне оправданы.

Кстати, в разработку обоих сюжетов читатели сайта могут внести свой вклад.

* * *

Что же касается нобелевской премии по литературе, то тут дело такое… Насчет последнего присуждения — румынской немке Герте Мюллер — уже прозвучали критические голоса. Что тут скажешь? Совершенно очевидно, Нобелевский комитет любит вытаскивать на свет Божий малоизвестную экзотику. С политическим подтекстом. Или полную постмодернистскую дурь, вроде Дарио Фо, или абсолютно нечитаемую Эльфриду Еллинек. Зато из года в год кочуют в нобелевских списках Марио Варгас Льоса, Амос Оз, Филипп Рот… Умерли, не дождавшись, Томас Бернхард, Станислав Лем, Василь Быков…

Кстати, о попытке с Быковым, предпринятой 10 лет назад тогдашним руководителем нашего белорусского ПЕН-центра, ныне покойным Карлосом Шерманом… Карлос позвонил мне в Варшаву, где я тогда жил и работал, и попросил поговорить с польскими «нобелями» Виславой Шимборской и Чеславом Милошем, выяснить, не согласятся ли они рекомендовать Быкова на Нобелевскую премию. С Шимборской я знаком не был, а с Милошем встречался. У меня как раз намечалась поездка в Краков. Беседа в доме знаменитого поэта была посвящена не только нобелевским премиям. Но вот что говорил пан Чеслав в связи с Быковым. Он без малейших колебаний пообещал написать соответствующее письмо в Нобелевский комитет. Но гораздо более важным, сказал он, является создание широкой европейской заинтересованности личностью и творчеством Быкова. Да, он известен. Но эта не та известность. Ваши интеллектуалы за рубежом, ваши эмигрантские круги должны провести в этом плане большую кампанию, включающую статьи о Быкове в популярнейших периодических изданиях, интервью с ним. Должны быть сделаны переводы его последних вещей на основные европейские языки. В общем, это кампания, требующая серьезных средств, участия богатых людей…

Я слушал все это, вспоминал нашего скромнейшего Василя Владимировича… Понятно было, что возможности широко и мощно организованной «Полонии» (так поляки называют свое зарубежное содружество) даже близко нельзя сравнивать с эфемерными белорусскими зарубежными объединениями.

Не знаю, послал ли Милош свое письмо о Быкове в Нобелевский комитет, говорил ли он, как обещал, с Шимборской… Он умер в 2004 году. Кажется, Шерман, переживший его на год, продолжал свои хлопоты. В прессе писали о возможном выдвижении Быкова. И только…

Мнения колумнистов могут не совпадать с мнением редакции. Приглашаем читателей обсуждать статьи на форуме, предлагать для участия в проекте новых авторов или собственные «Мнения».