Идеальный шторм. Как белорусская экономика пережила 2020 год и что ее ждет

«Каждый раз, когда казалось, что у нас всё плохо, в итоге оказывалось, что это только начало».

В этом году белорусскую экономику не по-детски штормило. Нефтяные войны, пандемия коронавируса, политический кризис негативно повлияли на многие показатели. В следующем году роста ждать не приходится.

 

Идеальный шторм

Экономический год для Беларуси не задался с самого начала. С января Россия прекратила поставки нефти из-за ценовых разногласий. Белорусские нефтеперерабатывающие заводы сократили объемы производства. Пока шли переговоры, Беларусь возила более дорогое сырье из Азербайджана, Норвегии, Саудовской Аравии, США.

В марте прилетел черный лебедь в виде коронавируса. Рынки отреагировали падением цен на сырьевые товары. Доходы от продажи белорусских нефтепродуктов снизились.

Из-за пандемии COVID-19 предприятия столкнулись с падением спроса и выручки. Больше всего пострадали туристическая индустрия и сфера общественного питания. Работникам сокращали зарплаты и премии, их переводили на неполный рабочий день и отправляли в отпуска за свой счет. Некоторые предприятия заявили о приостановке деятельности и увольнении части сотрудников.

Частному бизнесу дали послабления по налогам и аренде, но для восстановления этого оказалось недостаточно. При этом государственные заводы получили существенную финансовую поддержку от властей. Это позволило им поддерживать объемы производства на прежнем уровне.

В июне и июле ситуация немного успокоилась. Поставки российской нефти возобновились. Пандемия пошла на спад. Но в августе сразу после президентских выборов грянул политический кризис.

Массовые акции протеста против фальсификаций итогов выборов очень жестко подавлялись силовиками. Доверие к государственным институтам было подорвано. Беларусь погрузилась в политическую неопределенность.

Население побежало покупать валюту и забирать вклады. Курс доллара и евро подскочил, банки столкнулись с нехваткой ресурсов. Потребительское кредитование было приостановлено, бизнесу стало сложнее взять займы.

В октябре пришла вторая волна коронавируса, которая оказалась масштабнее первой. Государственным предприятиям власти продолжили помогать. Частный же бизнес остался фактически один на один с возникшими проблемами.

Поддержавшие забастовочное движение малые и средние частные предприятия из-за давления властей стали закрываться. Из Беларуси стали уезжать айтишники и врачи. Под западные санкции угодили не только чиновники, но и ряд белорусских предприятий. Страна попала под идеальный шторм экономического и политического кризиса и впала в депрессию.

«Год у нас выдался такой, что каждый раз, когда казалось, что у нас всё плохо, в итоге оказывалось, что это только начало и совсем не дно», — подытожил экономические события года в комментарии для Naviny.by старший научный сотрудник Центра экономических исследований BEROC Лев Львовский.

 

Спасительные склады

Из коронакризиса белорусская экономика вышла с минимальными потерями.

«Отсутствие карантина в экономическом плане нам помогло, а в плане спасения жизни и здоровья населения не помогло. Тут был выбор спасть экономику или спасать людей. Такой выбор был сделан. Мы потеряли больше жизней, но меньше процентов ВВП», — отметил Львовский.

На фоне соседних стран в Беларуси ожидается небольшое снижение ВВП по итогам этого года. Министерство экономики прогнозирует спад в 0,8%. Во время пандемии белорусские заводы не останавливались и продолжали производить товары на склад при упавшем спросе. Это позволило Беларуси продемонстрировать приемлемые экономические показатели по сравнению с другими государствами.

Однако старший аналитик «Альпари Евразия» Вадим Иосуб не видит в этом поводов для радости. По его мнению, такое поведение демонстрирует неадаптивность экономики к изменениям внешних условий, что имеет свои последствия.

«В ситуации с ковидом, который привел к снижению спроса, видно, что экономика не реагирует на это адекватным снижением производства, а продолжает прежними темпами, как и во времена отсутствия ковида, работать на склад. С одной стороны, работа на склад позволяет поддержать показатель ВВП. С другой, это сильно ухудшает финансовые показатели промышленных предприятий», — отметил Вадим Иосуб в комментарии для Naviny.by.

За девять месяцев этого года количество убыточных организаций выросло на треть (до 1185). Сумма чистого убытка убыточных организаций увеличилась в 6,7 раза (6,4 млрд рублей). Из-за финансовых проблем на предприятиях под угрозой оказывается макроэкономическая стабильность в стране.

«Из-за дефицита финансов крупные предприятия перестают платить друг другу и банкам. Это приводит к ухудшению финансовой дисциплины. У нас это пытаются лечить точечными финансовыми вливаниями. Но эти вливания денег давят на цены и на курс. То есть, ухудшается ситуация с макроэкономической стабильностью», — отметил финансовый аналитик.

Полноценного финансового кризиса удалось избежать, в том числе благодаря профессиональным действиям Национального банка, отметил Львовский. Но, по его мнению, риск такого кризиса сохраняется.

 

Медленная стагнация

Следующий год не обещает ничего хорошего для белорусской экономики. Риск влияния пандемии COVID-19 на экономику сохранится, считает Иосуб.

По его словам, тяжело спрогнозировать, насколько быстро удастся победить коронавирус, поэтому восстановление внешнего спроса на белорусские товары остается под вопросом.

Старший научный сотрудник BEROC Лев Львовский более оптимистичен по этому поводу.

«Мир, судя по всему, будет выходить из кризиса, связанного с коронавирусом. Многие страны начали вакцинацию. Если всё будет хорошо, то мы постепенно будем забывать об ограничениях. В странах-партнерах начнется или продолжится восстановительный рост экономик. Их восстановительный рост может помочь и нам. Они будут больше импортировать наших товаров и услуг», — отметил экономист.

А вот давление политических процессов на экономику страны в следующем году будет только нарастать, сошлись во мнении оба эксперта.

Санкционный список может пополниться новыми компаниями, про западные инвестиции и займы можно будет забыть, отток наиболее квалифицированной рабочей специалистов может усилиться.

«Для бизнеса политический кризис оказался более смертоносным, чем коронавирусный кризис. Часть компаний, которые пытаются держаться на плаву, будут закрываться. Часть людей, которые надеялись на быстрые перемены к лучшему, не дождавшись их, будут уезжать», — сказал Львовский.

Белорусские же власти не теряют оптимизма. Они прогнозируют рост ВВП в 2021 году в 1,8%. У экспертов иное мнение по поводу перспектив экономического роста в Беларуси.

«Хорошему взяться неоткуда. Тут можно рассуждать на тему, насколько будет плохо. Небольшое падение в 1-2% было наилучшим вариантом. Я не вижу условий, при которых экономика смогла бы выйти на рост в следующем году», — подчеркнул Вадим Иосуб.

Лев Львовский также прогнозирует стагнацию в следующем году — падение ВВП до 2%. По его мнению, многое будет зависеть от того, разрешится ли политический кризис в стране и каким образом, смогут ли власти вернуть доверие населения к важнейшим политическим институтам, насколько Россия будет поддерживать Лукашенко и так далее.

Читайте дальше: