Как близкие к властям Беларуси фирмы подмяли под себя цветочный рынок России

Naviny.by и телеканал «Белсат» раскрыли схемы, с помощью которых структуры, связанные с белорусскими властями, зарабатывают на реэкспорте цветов в Россию.

Новое белорусское экономическое чудо. За последние пять лет Беларусь заняла около половины российского рынка цветов, увеличив поставки более чем в сто раз. Почти две трети привезенных в Россию цветов являются белорусскими. И это при том, что еще в 2013 году наша страна вообще не была представлена на соседнем цветочном рынке. Как Беларуси удалось обогнать мировых лидеров в этой области — Нидерланды, Эквадор и Колумбию?

Проведенное Naviny.by совместно с телеканалом «Белсат» расследование раскрыло схемы, с помощью которых структуры, связанные с белорусскими властями, подмяли под себя цветочный бизнес в Беларуси и России. Такая деятельность могла нанести бюджетам обеих стран многомиллионый ущерб.

 

Цветочный хаб

В Беларуси есть собственное производство цветов, но оно небольшое. Белорусская роза не экспортируется, потому что она и дома — дефицитный товар.

В середине 2015 года Россия ввела ограничительные меры на импорт цветов из Нидерландов, а затем из Турции. По времени это совпало с тем, что Беларусь начала стремительно наращивать свои поставки в Россию.

В прошлом году Беларусь импортировала почти 900 млн штук цветов. И примерно столько же экспортировала в Россию. Оптовая стоимость этих объемов на голландской цветочной бирже составляет около 300 млн долларов.

Казалось бы, отличные новости. Беларусь освоила новый бизнес на сотни миллионов долларов. Пусть это только реэкспорт, который дает немного рабочих мест. С другой стороны, приток валюты в страну и значительный вклад в государственную казну. Но не всё так просто.

Изучая статистику по поставкам цветов, мы заметили странную вещь. Беларусь покупает цветы по 36 центов за штуку, что примерно соответствует мировым ценам, но продает их в Россию по 8 центов за штуку. То есть, в четыре раза дешевле.

В прошлом году на импорт цветов было потрачено 370 млн долларов, а от их экспорта поступило только 85 млн долларов. Около 300 млн долларов потерялись по дороге.

 

Как же работает эта схема?

Если цветы ввозятся в Беларусь, предприниматель должен заплатить пятипроцентную пошлину и двадцатипроцентный налог на добавленную стоимость. Еще 18% он заплатит из прибыли. И еще 13% — налог на дивиденды, чтобы легально снять деньги и положить их в карман.

На практике реэкспортеры платят всего 5% пошлины. Прибылью и дивидендами с государством вообще не делятся. По указу Александра Лукашенко реэкспортеры также освобождены от уплаты ввозного НДС. Он платится в России. Причем в разы меньше — за счет снижения экспортных цен.

По данным игроков на рынке, занижение стоимости обосновывается приложением к контракту, согласно которому поставщик может делать скидку на цветы до 90%. Так, к примеру, роза стоимостью в один доллар превращается в розу стоимостью в десять центов. Экономия на налогах на одной фуре может достигать десятков тысяч долларов.

В результате такой схемы белорусские реэкспортеры предлагают России цены ниже рыночных, а потом часть этих цветов обратно попадает в Беларусь для продажи. Зачастую это происходит нелегально. По разным оценкам, серый рынок в Беларуси может достигать 30-50% от общего объема продаж.

Белорусские и российские компании говорят о многомиллионных потерях бюджетов обеих стран от такого бизнеса. Так, по данным Национальной ассоциации цветоводов России, из-за белорусского реэкспорта российский бюджет ежегодно теряет как минимум около 80 млн долларов.

Белорусские и российские производители и импортеры, которые платят налоги со своей деятельности, обратились в контролирующие органы с просьбой защитить их от убытков, вызванных недобросовестной конкуренцией. Но безуспешно.

Похоже на то, что цветочные магнаты — это отдельная каста, на которую не распространяются общие законы и обязанности.

 

Кто же стоит за этим процветающим бизнесом?

На сайте Мингорисполкома крупнейшими поставщиками цветов в Беларусь указаны такие компании как «Логекс», «Глобалкастом» и «Газ Венчуре». В августе прошлого года две из них — «Логекс» и «Глобалкастом» — фигурировали в отчетах Россельхознадзора. Цветы, которые эти компании везли в Россию, остановили в Смоленске. Фитосанитары обнаружили вредителей в розах — груз сожгли.

В те же сводки в конце 2018 года попало белорусское предприятие «Белтаможсервис». То есть, реэкспортом цветов помимо трех частных компаний занимается еще и государственный логистический оператор. Последнее на условиях анонимности подтвердили нам несколько источников на цветочном рынке.

Компания «Глобалкастом» была основана в сентябре 2015 года и уже работала по указанной выше схеме. В 2017 году в России задержали груз этой фирмы с контрабандой брендовой одежды. В Каунасе дочерняя логистическая компания Lavisos Lez Terminalas оформила дополнительный пакет документов, согласно которому грузовик везет не одежду, а ткань.

Дело в том, что ткань имеет более низкую таможенную ставку и гораздо меньшую стоимость, от которой исчисляется сумма таможенного налога. На каждом грузовике с одеждой под видом ткани экономится около 50 тысяч долларов. Зачастую такой товар потом попадает на белорусские прилавки.

В августе этого года «Глобалкастом» была реорганизована. Правопреемником стала компания «Глобалкастом-менеджмент». Сменились в компании и владельцы. Раньше ими были Анна Хмелевская и Анна Пушкарева, а сейчас стали Евгений Жовнер и Александр Романовский. Последний владеет долей в компании «ЮРАНЭКС-безопасность». Его партнером по бизнесу является бывший пресс-секретарь КГБ Дмитрий Побяржин.

«Глобалкастом-менеджмент» управляет компанией «Глобалкастом-комерс». Эту группу компаний источники на рынке связывают с Управлением делами президента Беларуси.

«Глобалкастом-менеджмент» принадлежит 75% в уставном фонде компании «Белгеопоиск», которая занимается добычей полезных ископаемых. Еще 25% в «Белгеопоиске» принадлежит государственному предприятию «Белзарубежторг» Управделами президента.

Пункты таможенного оформления «Глобалкастом-комерс» расположены в индустриальном парке «Великий камень», а также торгово-логистическом центре «Белтаможсервис» в Щитомиричах и Управделами президента в Озерце. В открытии ПТО «Глобалкастом» в «Великом камне» принимал участие управляющий делами президента Виктор Шейман.

Компания «Газ Венчуре» связана с логистическим оператором «Бремино групп», которым на паритетной основе владеют бизнесмены Алексей Олексин, Николай Воробей и Александр Зайцев. На сайте оператора «Газ Венчуре» была указана как таможенный представитель. Сейчас страница с этой информацией удалена, но она сохранилась в архиве.

Владельцами «Газ Венчуре» записаны киприотские фирмы Maylen Limited и Feloren Limited. Ими управляет литовская фирма Lewben, услугами которой пользуются Олексин и Зайцев. В особой экономической зоне «Бремино Орша» с аэродромом в Болбасово бизнесмены хотят создать цветочную биржу.

«Газ Венчуре» вместе с «Глобалкастом» и «Белтаможсервис» обвинялись в контрабанде санкционных товаров в Россию через Беларусь. Компании отрицали эти обвинения.

Еще один реэкспортер цветов — «Логекс». Компания связана с Александром Шакутиным. Среди учредителей «Логекса» — сын бизнесмена Александр Шакутин-младший и ООО «Спамаш», которое является дилером «Амкодор» в Беларуси. «Спамаш» в свою очередь на паритетной основе принадлежит сыну и отцу Шакутиным. Александр Лукашенко неоднократно подчеркивал лояльность Шакутина-старшего. Последний был замечен на тайной инаугурации.

 

Что говорят реэкспортеры?

В «Логексе» нам сказали, что цветами сейчас не занимаются. Прежнюю деятельность директор фирмы Владимир Драчёв комментировать не стал, поскольку буквально недавно возглавил компанию.

В «Глобалкастом» тоже сказали, что сейчас не занимаются цветочным бизнесом и посоветовали обращаться в «Белтаможсервис». Государственный логистический оператор не отрицал реэкспорт цветов, но при ответах на дополнительные вопросы сослался на коммерческую тайну. Компания «Газ Венчуре» проигнорировала запрос.

Российское Министерство промышленности и торговли, а также Федеральная таможенная служба России дали понять, что знают про белорусский реэкспорт, но комментировать этот бизнес не стали.

В Россельхознадзоре на вопрос о мерах, предпринимаемых против белорусского реэкспорта цветов, заявили следующее: «Случаев фальсификации, то есть умышленной выдачи цветов из других стран за товары белорусского происхождения, Россельхознадзор при проведении карантинного фитосанитарного контроля ввозимой продукции не фиксировал. Цветы не входят в список продукции, запрещенной к ввозу в РФ в связи с ответными мерами России на западные санкции».

Тем временем, как утверждают наши источники на рынке, за те месяцы, пока мы исследовали эту тему, часть реэкспортеров перестала возить цветы в Россию. С их слов, россияне закрыли белорусскую схему из-за недружественной риторики Лукашенко перед президентскими выборами.

Защитники реэкспортеров утверждают, что они привлекают в страну транспортный поток со всеми сопутствующими выгодами: доходы от придорожного сервиса и таможенного оформления, оплата дорог, покупка бензина и так далее. Мол, если бы не было налоговых льгот, не было бы такого массового транзита, а доставка грузов шла бы в Россию через Прибалтику. Однако недобор налогов на этом бизнесе может быть больше, чем выгоды, получаемые государством.