На излете президентской жизни. Лукашенко трудно привыкать к роли хромой утки

Грядут новые терки с Кремлем и игра с Западом.

Сегодня у Александра Лукашенко вырвалось: «На излете моей президентской жизни…» Это означает, что вождь, которому страшно не хочется уходить, все же вынужден задумываться о такой пренеприятнейшей для него вещи, как транзит власти.

При этом он понимает: стоит возвестить  сейчас о сроках конституционной реформы, новых выборов, обозначить решение о своем уходе, на чем, похоже, настаивает Москва, — как вертикаль сразу посыплется, от Акелы станут дистанцироваться, начнут бороться за место под солнцем при  новой конфигурации власти и политической системы. 

Психология и нынешнее поведение Лукашенко говорят о том, что он будет сражаться за свое политическое сохранение до последней возможности. Вероятно, еще и потому, что видит в этом наилучшую гарантию и своего физического сохранения.

И, конечно же, чисто психологически ему отвратительна роль хромой утки — так на западном политическом сленге называют уходящих руководителей государства.

 

Как отфильтровывают народ для Всебелорусских собраний

«Говорил не единожды и еще раз хочу повторить: все будет так (и Конституция, и вопросы будут решаться), как решит только белорусский народ. Это не пустые слова. Это моя клятва. На излете моей президентской жизни я гарантирую, что будет только так, как решит народ», — заявил Лукашенко 27 октября на совещании по подготовке шестого Всебелорусского народного собрания (ВНС).

Когда много пафоса о народе, это всегда настораживает. Давайте разберемся, какой народ традиционно отбирается для таких мероприятий.

Доселе участники ВНС определялись по непрозрачной двухступенчатой процедуре: сначала трудовые и прочие коллективы выдвигают уполномоченных на районное или городское собрание, а уж то избирает делегатов на форум. Этакий фильтр, чтобы не проскочили неблагонадежные.

Все это происходит без надлежащего афиширования и под руководством местной вертикали, которая создает оргкомитеты. Она, надо полагать, головой отвечает, чтобы в число делегатов не затесались представители «пятой колонны».

И вот вам живописные примеры. В 2006 году зарегистрироваться делегатом Всебелорусского собрания от своей партии попытался тогдашний оппозиционный кандидат в президенты Александр Козулин. Дело закончилось тем, что нежелательного претендента и его соратников избили крепкие люди в черном (предположительно спецназ МВД).

В 2010 году другой оппозиционный соперник Лукашенко — поэт Владимир Некляев тоже безрезультатно пробовал попасть на аналогичный форум. Некляева, собравшего 27 тысяч подписей за свое избрание делегатом ВНС и к тому же выдвинутого жителями Ленинского района Минска уполномоченным на районное собрание, просто туда не пустили. Прогресс был лишь в том, что не намяли бока, как Козулину.

 

Без альтернативных фигур номер не прокатит

Короче, на эти мероприятия, которые Лукашенко, оговариваясь по Фрейду, часто называет съездами, ни одна оппозиционная мышь не проскочит. И они действительно до боли напоминают съезды КПСС, известные единодушным одобрением генеральной линии. По крайней мере так выглядели пять предыдущих Всебелорусских собраний.

На этот раз Лукашенко хочет провести через ВНС (которое, как сообщил премьер Роман Головченко, может пройти в январе-феврале будущего года) свою концепцию новой Конституции и выдать это за плод общественного диалога. Как известно, на таком диалоге и на конституционной реформе настаивают и Запад, и Москва.

Евросоюз любит при этом вворачивать выражение «инклюзивный диалог». Проще говоря — чтобы в нем участвовали не только те, кто смотрит в рот начальству, но и те, кто серьезно, принципиально оппонирует Лукашенко.

Москве важно, чтобы был разрешен политический кризис, механизмы не так важны, но при этом общество, основные политические игроки должны принять конституционную реформу, отметил в комментарии для Naviny.by директор Института политических исследований «Политическая сфера» доктор политических наук Андрей Казакевич.

Он подчеркнул: в ходе преобразований в Беларуси для Кремля, конечно, принципиально, чтобы не пересматривался статус-кво в ее сотрудничестве с Россией.

Однако, продолжает политолог, «если основные альтернативные фигуры — Светлана Тихановская, Виктор Бабарико и другие — не будут включены в этот процесс, то кризис не будет разрешен». Иначе говоря, на ВНС должно быть «реальное представительство оппозиционных сил», включая зарегистрированные политические партии.

По мнению Казакевича, сам Лукашенко этого не хочет и вряд ли представляет себе, как вести на таком форуме реальную дискуссию с реальными оппонентами. Пока основной для него сценарий — это «косметические реформы».

Возможно, он согласится, например, установить ограничение в два срока президентства для одного человека. Но наверняка не настроен менять основу системы, отказываться от сверхсильной президентской власти, предполагает собеседник Naviny.by.

 

Пока намечается имитация

В принципе Казакевич допускает, что внешнее давление и влияние протестного движения все же способны подтолкнуть Лукашенко изменить подходы и к организации ВНС, и к содержанию конституционной реформы.

Но что мы видим на сегодня? На совещании по подготовке ВНС Лукашенко, как сообщает его сайт, отметил важную роль диалоговых площадок, которые сейчас проходят по всей стране.

Однако эти площадки организованы под плотным контролем властей, выглядят блекло. Государственные СМИ в основном восхваляют сам факт их создания и отделываются лишь общими словами о сути дискуссий, предложений об изменениях Конституции.

Лукашенко также заявил, что на диалоговых площадках необходимо услышать мнения, предложения трудовых коллективов, рядовых граждан. В самом же ВНС, по его словам, должны участвовать «не только руководители, но и люди от станка, от земли, которые непосредственно знают и чувствуют все проблемы простого человека».

Все это сильно напоминает принципы декоративного представительства народа в лице передовых доярок и токарей в Советах коммунистического времени и на тех же съездах КПСС. Эти лояльные персонажи всегда голосовали единогласно за предложенные проекты.

Инструктируя вертикаль, кого отбирать на шестое ВНС, вождь косвенно подтверждает, что этот процесс полностью контролируется, идет строгая селекция. И — ни слова о присутствии оппонентов. То есть пока похоже на то, что Лукашенко намерен провернуть привычную игру в имитацию.

 

Чем грозит белорусскому вождю план Путина — Патрушева?

«Москву вряд ли устроит имитационный характер общенационального диалога белорусских властей с гражданским обществом по поводу конституционных преобразований», — заявил в комментарии для Naviny.by директор Центра стратегических и внешнеполитических исследований (Минск) Арсений Сивицкий.

Более того, по его мнению, уже в ближайшее время отношения между Минском и Кремлем могут обостриться как раз из-за кардинальных противоречий вокруг дорожной карты разрешения политического кризиса в Беларуси.

По информации Сивицкого, план Москвы по урегулированию белорусского кризиса в конце августа привез в Минск секретарь Совета безопасности РФ Николай Патрушев, этот же план обсуждался во время переговоров Лукашенко с Владимиром Путиным в Сочи 14 сентября.

«Так называемый план Путина — Патрушева, навязываемый Кремлем Минску при негласном одобрении некоторых западных государств, предполагает несколько шагов», — поясняет аналитик.

По его сведениям, речь идет об освобождении ряда политических заключенных, включая Виктора Бабарико и Сергея Тихановского вместе с людьми из их штабов, а также возвращении в Беларусь Валерия Цепкало и Светланы Тихановской для обсуждения во время общенационального диалога конституционной реформы.

Также дорожная карта Москвы предусматривает принять новую конституцию, предполагающую переход от суперпрезидентской к парламентско-президентской форме правления, провести новые парламентские и президентские выборы, но без участия Лукашенко.

«За это Кремль готов предоставить экономическую поддержку для стабилизации ситуации на переходный период, а после — дать гарантии безопасности и даже предоставить политическое убежище Александру Лукашенко и его семье», — утверждает собеседник Naviny.by.

 

Лукашенко не хочет уступать Москве и попробует разблокировать западный вектор

Сивицкий подчеркивает: очевидно, что московский план предполагает «выключение Лукашенко из внутренней политики Беларуси», при этом «Кремль пытается использовать нынешний политический кризис в Беларуси для организации смены режима в своих интересах».

Казакевич, со своей стороны, отмечает: на сегодня внешние игроки считают, что Лукашенко не справляется со стабилизацией внутриполитической ситуации, «не демонстрирует возможности выйти из политического кризиса». Похоже, Москва уже рассматривает его как хромую утку и в процессе конституционной реформы хотела бы заместить другим лицом, полагает директор «Политической сферы».

Можно предположить, что в критические дни после выборов, когда земля горела под ногами, Лукашенко дал Кремлю обещания следовать в русле его плана. Но сейчас, вероятно, вождю кажется, что всё не так уж безнадежно и стоит еще побарахтаться.

«Последние действия самого Лукашенко указывают на то, что на стратегические уступки Кремлю он идти не собирается, а политическую реформу намерен проводить на собственных условиях и по своим правилам. С конечной целью остаться в том или ином качестве в политическом ландшафте Беларуси. Этим фактом и обусловлен имитационный характер действий властей», — делает вывод Сивицкий.

Если так, то Лукашенко снова пробует проскочить между капельками, перехитрить внешних игроков. Стоит ожидать, что Кремль попытается призвать его к ответу (и, видимо, уже призывает — так ряд аналитиков трактуют недавний неожиданный визит в Минск директора Службы внешней разведки РФ Сергея Нарышкина).

Минск, в свою очередь, видимо, попытается разблокировать западный вектор, играя на том, что Евросоюзу и Штатам важна независимость Беларуси. Возможно, элементом этой игры стал телефонный разговор Лукашенко с госсекретарем США Майком Помпео в минувшую субботу.

И вот свежая новость: из страны выпущен один из политузников — имеющий американское гражданство политтехнолог Виталий Шкляров. Именно на этом настаивал Помпео.

Торг политзаключенными — давняя фишка белорусских властей. Но сейчас этого будет явно мало. А на реальный диалог, реальную демократизацию режима Лукашенко идти не хочет, боясь краха своей власти. Так что при всей браваде и грозных речах его ситуация продолжает ухудшаться.