Готов ли Кремль взять на себя ответственность за всё, что произойдет в Беларуси?

Москва в белорусском вопросе преследует собственные интересы — не совпадающие с интересами белорусского народа.

Несмотря на все усилия белорусских властей, в отношениях с Россией они остаются в гораздо большей степени объектом, тогда как субъектом является Москва. Противостоять ее великодержавным замашкам может только белорусское общество.

Согласно ряду источников, Москва обусловила оказание поддержки Александру Лукашенко тем, чтобы он подавил массовое протестное движение. Эта задача на сегодняшний день не решена. Тем не менее, из большого интервью, которое глава внешнеполитического ведомства РФ Сергей Лавров дал 14 октября российским СМИ, следует однозначный вывод, что Москва продолжает солидаризироваться с белорусским режимом.

 

Лавров изобличает Запад

При этом высказанные в интервью суждения свидетельствуют об откровенной тенденциозности, а иногда являются прямым передергиванием фактов.

Так, по словам Лаврова, Россия признает результаты президентских выборов в Беларуси. Однако глава МИД РФ отказывает в праве на собственный взгляд «западным партнерам», поскольку те, дескать, «ударили по рукам» ОБСЕ, чтобы она не принимала приглашение Минска направить на выборы наблюдателей.

Российский министр забывает, что приглашение поступило гораздо позже положенного срока, в результате чего у БДИПЧ ОБСЕ не было возможности наблюдать за такими ключевыми этапами избирательного процесса, как формирование избирательных комиссий и регистрация кандидатов. Иными словами, миссия во многом теряла смысл.

Кроме того, стоит напомнить, что ОБСЕ ни разу не признавала проведенные в Беларуси электоральные кампании соответствующими установленным стандартам. И наивно полагать, что эта организация вдруг посчитала бы отвечающей стандартам минувшую кампанию, беспрецедентную по количеству и серьезности нарушений. Не говоря уже о последовавших событиях.

Лавров также упрекает руководство стран ЕС во встречах с оппозицией, «причем далеко не всегда и не только с системной оппозицией», почему-то упуская из виду, что по известным причинам последней в Беларуси практически не существует уже почти четверть века.

Российский министр напомнил, что Париж в свое время расценил как попытку вмешательства в избирательный процесс посещение Москвы главой ультраправой французской партии «Национальное объединение» Марин Ле Пен. Вместе с тем, мол, «пожалуйста, посмотрите, с кем сейчас встречаются и Макрон, и Меркель — Светлана Тихановская. Как ее принимают. И никто даже не обращает внимания, что это является вмешательством во внутренние белорусские дела».

Довольно странно, что столь опытный дипломат не понимает разницы между ситуациями, когда контакты с зарубежными политиками, оппонирующим действующей у них власти, происходят до и после тамошних выборов.

Ле Пен приезжала в Москву в 2017 году во время избирательной кампании во Франции, а с Тихановской французский президент Эмманюэль Макрон, канцлер Германии Ангела Меркель и другие европейские политики встречаются уже после выборов в Беларуси.

И уж совсем нелепым выглядит упоминание в этом контексте «американцев, которые ведут себя грубо и беспардонно». Соединенные Штаты, глубоко погруженные во внутренние проблемы, пока реагируют на политический кризис в Беларуси несравненно сдержаннее, нежели в периоды предыдущих обострений ситуации в нашей стране.

 

Кремль держит в голове великодержавные планы

Иными словами, во всех попытках западных партнеров оспорить результаты выборов в Беларуси Россия усматривает вмешательство во внутрибелорусские дела. Крайне любопытно, как с той же точки зрения можно расценить обещание Владимира Путина оказать белорусскому руководителю содействие своими силовиками.

При этом отрицать вовлеченность Запада в белорусскую проблематику не приходится. Вот только наряду с геополитическими соображениями у него присутствует и вполне понятное желание иметь на границе с ЕС демократическое государство.

Однако Москва в белорусском вопросе точно так же преследует собственные интересы — к слову, не очень совпадающие с интересами белорусского народа.

В политике Путина четко прослеживается стремление восстановить Россию как равного Америке актора на мировой арене , одним из этапов чего видится возрождение империи, пусть частичное. А необходимым шагом на этом пути является инкорпорация нашей страны в том или ином виде. Говорить же о демократии применительно к российской действительности в последние 10-15 лет уже просто неприлично.

Очевидно, что демократическая Беларусь в эти намерения Москвы не вписывается. Поэтому рассчитывать на хоть какое-то содействие ее в складывающейся ситуации у сторонников перемен в Беларуси нет ни малейших оснований. Тем более что в силу собственных опасений Путину чрезвычайно важно не допустить в тесно связанной с Россией соседней стране смены власти под давлением протестующих.

Трудно спорить с мнением, что в случае оказания официальному Минску безоговорочной поддержки Кремль фактически станет ответственным за всё, что может здесь случиться. Едва ли имеет хоть какую-то ценность выраженное устами Лаврова намерение Москвы «призывать к тому, чтобы правоохранители [в Беларуси] тоже руководствовались законом и реагировали пропорционально». Можно не сомневаться, что призывами дело и ограничится.

Более того, на днях глава российской дипломатии выразил готовность Москвы приостановить на время контакты с ЕС, так как со стороны того «не видно понимания необходимости уважительного диалога». Не очень понятно, в чем конкретно это может быть выражено, но достаточно реальной видится ситуация, когда Россия решит, что руки у нее развязаны, в том числе и в отношении Беларуси.

В таких условиях, тем более когда Запад не демонстрирует склонности принимать более или менее решительные меры, гражданам Беларуси придется самостоятельно добиваться демократических преобразований и одновременно отстаивать суверенитет. Обе задачи чрезвычайно трудны, при том что многолюдные марши в Минске продолжаются и упорство их участников феноменально.