Как власти Беларуси будут строить ИТ-страну и что из этого выйдет

Эксперты сомневаются в дальнейшем развитии цифровой экономики в Беларуси.

На прошлой неделе правительство обсуждало проект программы социально-экономического развития на пятилетку, который предполагает, что доля цифровой экономики к 2025 году удвоится. Независимые эксперты сомневаются в том, что это произойдет.

 

Будущее Беларуси: цифровые фермы или архаичная экономика?

Многие авторитетные организации заявили о том, что нынешний политический кризис будет иметь серьезные негативные последствия, причем даже на ИТ-сектор, который последнее десятилетие в Беларуси рос, несмотря на кризисы.

«После выборов работа интернета была прекращена на несколько дней, что, вероятно, подорвет доверие иностранного и белорусского бизнеса к ИТ-сектору, который являлся важным фактором экономического роста в последние годы», — говорится в страновом отчете, который в октябре подготовили аналитики международного рейтингового агентства Standard & Poor's.

Экономисты Европейского банка реконструкции и развития в региональном обзоре также предположили, что политический кризис в Беларуси «дополнительно ухудшит перспективы экономического роста и может поставить под угрозу ориентированный на экспорт ИТ-сектор».

Еще более категоричную оценку дали аналитики «Сбербанка», которые предположили, что в случае отъезда квалифицированных айтишников и релокации ИТ-компаний «будет происходить постепенная архаизация белорусской экономики, ограничивающая потенциальные темпы роста».

Впрочем, несмотря на негативные оценки крупных зарубежных финансовых организаций, официальные оценки относительно будущего ИТ-сектора весьма оптимистичны. В проекте программы социально-экономического развития на будущую пятилетку ставится задача увеличить долю цифровой экономики до 15%.

Под цифровой отраслью в Беларуси до последнего времени понимался сектор информационно-телекоммуникационных (ИКТ) услуг, доля которого в ВВП, согласно официальной оценке, составляла в 2019 году 6,6%. Более половины ИКТ-сектора приходится на компании информационных технологий (ИТ).

За 2016—2019 годы численность работников белорусских ИТ-компаний увеличилась с 43,9 тыс. до 71,5 тыс. специалистов, количество ИТ-компаний выросло с 2,3 тыс. до 3,4 тыс. организаций, объем оказанных ими услуг в денежном выражении удвоился — с 2,6 до 6,1 млрд рублей.

Власти рассчитывают, что ИТ-отрасль в Беларуси будет и дальше расти быстрыми темпами. Проект программы социально-экономического развития на 2021—2025 годы предполагает, что доля цифровой экономики в Беларуси будет составлять 15% ВВП (против упомянутых выше 6,6% в 2019 году).

Амбициозные цели строятся на том, что цифровые технологии будут внедряться в реальный сектор экономики. Проект программы социально-экономического развития на пятилетку предполагает, что высокие технологии станут «локомотивом для развития традиционных производств».

«Беларусь намерена построить ИТ-страну, что предполагает внедрение информационно-коммуникационных и передовых производственных технологий во все сферы жизнедеятельности», — говорится в проекте программы на пятилетку.

В частности, планируется определить пилотные проекты по внедрению цифровых технологий, реализуемых в рамках государственных программ и отраслевых планов.

Власти ожидают, что в результате прихода ИТ-технологий в промышленность появятся предприятия нового типа — цифровые фабрики, и к 2025 году их должно быть уже тридцать. Мало этого, развитие точного земледелия, говорится в проекте программы на пятилетку, приведет к возникновению цифровых ферм и сокращению затрат в сельском хозяйстве на 15-20%.

 

Белорусская ИТ-отрасль: стагнация или падение?

Официальные планы хороши. Вот только ни зарубежные, ни белорусские эксперты пока не верят в то, что в нынешней экономической и политической ситуации ИТ-отрасль в Беларуси будет развиваться.

«При нынешней политической и экономической ситуации рассчитывать на рост ИТ-отрасли в Беларуси не приходится», — отметил в комментарии для БелаПАН управляющий партнер международной консалтинговой компании Civitta по СНГ Даниэль Крутцинна.

Аналогичной точки зрения придерживаются и белорусские экономисты.

«Сейчас в Беларуси наблюдается высокая политическая и экономическая неопределенность. В этой ситуации вряд ли новые инвесторы захотят заходить на наш рынок или расширять бизнес. Поэтому пока не стоит ожидать роста ИТ», — подчеркнула в беседе с корреспондентом БелаПАН научный сотрудник Центра экономических исследований BEROC Мария Акулова.

По ее мнению, будет хорошо, если в нынешней ситуации ИТ-сектор сможет показывать результаты, которые были достигнуты к середине 2020 года. «Отключение интернета в Беларуси в последние месяцы может негативно сказаться на выручке компаний и объемах зарубежных заказов», — считает Акулова.

Отключение интернета было кардинальной ошибкой с точки зрения официальных планов по созданию ИТ-страны, полагает Крутцинна.

«При наличии рисков отключения интернета белорусским компаниям станет сложнее получать заказы на западном рынке», — говорит эксперт.

Перспективы развития ИТ-бизнеса в Беларуси ухудшает и ряд других факторов, полагает он.

«Белорусский ИТ-сектор ориентирован на США и Западную Европу. Если отношения Беларуси с Западом продолжат ухудшаться, это затронет и ИТ-сектор. На фоне западных санкций готовность западных инвесторов вкладывать деньги в белорусскую юрисдикцию окажется под большим вопросом», — отмечает Крутцинна.

По мнению инвестконсультанта, история с PandaDoc портит репутацию Беларуси, «поэтому ее нужно исправлять — инвесторы должны быть уверены, что их вложения и их сотрудники в стране находятся в безопасности».

Наконец, еще одну проблема для ИТ-отрасли эксперты видят в том, что соседние страны (в частности, Польша и Украина) конкурируют за квалифицированных белорусских айтишников. Кстати, один из авторов декрета № 8 Денис Алейников, благодаря которому в Беларуси развивался Парк высоких технологий, недавно стал помогать Украине создавать… глобальный хаб для айтишников.

«Огромный риск для Беларуси — миграция квалифицированных кадров. Если этот риск реализуется, задачи, поставленные к 2025 году, не будут реализованы ни за пять, ни за двадцать лет», — резюмировала Акулова.