Карабахский конфликт. На чьей стороне Беларусь?

Минск — союзник Армении по ОДКБ, но Баку — надежный покупатель оружия.

Поставки белорусских вооружений в Азербайджан неоднократно вызывали критику со стороны Армении. Но финансовые соображения и личные отношения между Александром Лукашенко и азербайджанским президентом Ильхамом Алиевым всецело преобладали над формальным союзничеством Беларуси с Арменией в рамках ОДКБ.

Переход политического конфликта в Нагорном Карабахе в масштабные боевые действия обострил вопрос о военных обязательствах Беларуси по отношению к Армении.

Но с учетом политической неурегулированности статуса Нагорного Карабаха, политических проблем в Беларуси и Кыргызстане, специфики взаимоотношений России и Армении можно спрогнозировать, что отправка белорусских войск в регион карабахского конфликта крайне маловероятна.

 

Лукашенко предлагал «Полонезы» и армянам

4 октября, когда позвонил президент Армении Армен Саркисян, Лукашенко в связи с начавшимися боевыми действиями в Нагорном Карабахе был вынужден прокомментировать поставку вооружений Азербайджану. Факт этого объяснения сам по себе демонстрирует наличие заметных военно-политических связей Беларуси с непосредственными сторонами конфликта.

Военное сотрудничество Беларуси с Арменией развивается в рамках ОДКБ, утвержден план сотрудничества между министерствами обороны двух стран на 2020 год. Военно-техническое сотрудничество практически отсутствует, несмотря на наличие между правительствами договора о военном и военно-техническом сотрудничестве 1999 года и соглашения о взаимных поставках вооружения и военной техники 2002 года.

Фактически дело свелось к небольшим поставкам старых вооружений (например, 10 гаубиц в 2007 году). В 2016 году Армения присоединилась к соглашению между правительствами Беларуси и России о создании межгосударственной финансово-промышленной группы «Оборонительные системы», но об успехах трехстороннего взаимодействия не слышно.

В последние годы поставки вооружений в Армению вряд ли велись, учитывая не лучшие личные отношения Лукашенко и премьер-министра Армении Никола Пашиняна.

С Азербайджаном военное сотрудничество минимально, в то время как военно-техническое развивается весьма успешно, чему способствуют дружеские отношения Лукашенко с Алиевым.

Вначале Беларусь поставляла в Азербайджан советские вооружения, затем — готовую продукцию белорусского ВПК. За 2006–2019 годы суммарный экспорт Беларуси по непубликуемым позициям (фактически — вооружений) превысил 1 млрд долларов.

Беларусь продала в Азербайджан танки Т-72, штурмовики Су-25, комплексы ПВО, системы радиоэлектронной борьбы, артиллерийские системы, комплексы управления огнем и другие вооружения. Апофеозом стала поставка реактивных систем залпового огня (РСЗО) «Полонез» в 2018 году.

В упомянутом телефонном разговоре Лукашенко сказал Саркисяну, что последние полгода поставок военных грузов Азербайджану и Армении по линии ВПК не было. Касательно Армении это точно, в случае с Азербайджаном — давайте разберемся.

Из доступных данных о непубликуемом экспорте в Азербайджан (см. диаграмму) следует, что начиная с мая серьезных поставок действительно не было (статистика за август и сентябрь отсутствует, малые суммы за май—июль, скорее всего, означают поставку сигарет, которые у нас относятся к непубликуемому экспорту).

 

Экспорт Беларуси в Азербайджан по непубликуемым позициям в 2020 году

 

В нынешнем году сообщалось только о продаже в Азербайджан станции постановки помех «Гроза-6», которая, вероятно, была поставлена в период с января по апрель.

Хотя президент непризнанной Нагорно-Карабахской Республики (НКР) Араик Арутюнян заявил, что Азербайджан обстреливает Степанакерт (Ханкенди) из РСЗО «Полонез» и «Смерч», документальные подтверждения есть лишь в отношении «Смерча». Нет сообщений и с азербайджанской стороны о применении «Полонеза».

Степанакерт был обстрелян кассетными боеприпасами. Хотя такие боеприпасы возможны в ракетах к «Полонезу», но есть они и в «Смерче», турецкой Kasırga и, вероятно, израильском LORA, стоящих на вооружении Азербайджана.

Освещая обстрелы, часто заявляют о кассетных боеприпасах как о запрещенных (для дискредитации на международной арене). Но Азербайджан, как и Беларусь, не являются государствами — участниками конвенции ООН о кассетных боеприпасах, то есть могут свободно их продавать и применять.

Армения неоднократно критиковала Беларусь за поставки вооружений (особенно «Полонезов») в Азербайджан, ссылаясь на как бы обязательства в рамках ОДКБ. На это Лукашенко ответил, что предлагал поставить такой комплекс Армении, но та не захотела, поскольку имеет «Искандер».

Азербайджан — серьезный торговый партнер Беларуси в части вооружений, которого она явно не намерена терять из-за неких формальных союзов вроде ОДКБ. И генеральный секретарь ОДКБ Станислав Зась отметил, что отношения Беларуси с Азербайджаном не нарушают обязательств этих государств как в ОДКБ, так и в международном формате.

 

Формально ОДКБ к конфликту отношения не имеет

ОДКБ уже утратила возможность урегулировать конфликт в Нагорном Карабахе, хотя изначально были возможности. В 1993 году Азербайджан присоединился к ОДКБ, но в 1999 году вышел, поскольку эта организация, по мнению Азербайджана, не помогала разрешить конфликт.

Если бы Азербайджан сохранил свое членство в ОДКБ, то конфликт в НКР подпадал бы под юрисдикцию ОДКБ (при том что непризнанная НКР считалась бы территорией Азербайджана). В нынешней же ситуации боевые действия можно воспринимать либо как действия Азербайджана на своей территории, либо как действия против непризнанной республики, но не против Армении. Поэтому формально ОДКБ к конфликту отношения не имеет.

Вместе с тем возможный прямой конфликт между Арменией и Азербайджаном порождает вопросы об участии в нем белорусских вооруженных сил.

Согласно Договору о коллективной безопасности (ДКБ), в случае совершения акта агрессии против любого из государств-участников все остальные государства-участники предоставят ему необходимую помощь, включая военную, в порядке осуществления права на коллективную оборону.

Если Азербайджан нападет на Армению, то мы должны оказать помощь. Но в «нападении» — весь вопрос ситуации.

Фактически сейчас Армения поддерживает вооружением и личным составом вооруженные формирования непризнанной (в том числе Арменией) НКР, которую Азербайджан считает своей территорией.

Согласно резолюции 3314 Генассамблеи ООН это означает агрессию Армении против Азербайджана, при том что в соответствии с ДКБ государства-участники обязуются разрешать все разногласия с другими странами мирными средствами. И в таком случае поддержка Армении со стороны ОДКБ — это поддержка агрессии, что не соответствует целям организации.

Тема является дискуссионной и допускает различные интерпретации, что не способствует единству в этом вопросе глав государств ОДКБ (особенно с учетом политических проблем в Беларуси и Кыргызстане).

В июле 2020 года произошли боестолкновения непосредственно на границе Армении с Азербайджаном. Однако и в этом случае ОДКБ не предприняла значимых мер, лишь выразила серьезную озабоченность, подчеркнула необходимость немедленно прекратить огонь в зоне ответственности ОДКБ (заметьте: в зоне ответственности ОДКБ, в которую не входит НКР).

В соответствии с уставом ОДКБ при защите на коллективной основе территориальной целостности и суверенитета государств-членов приоритет отдается политическим средствам, а не военным. Но даже в случае полномасштабного вторжения Азербайджана для ведения войны в первую очередь будет задействована подготовленная армяно-российская группировка войск. От остальных стран ОДКБ, скорее всего, будет небольшая, символическая военная помощь.

Поэтому маловероятно, что серьезный контингент белорусских войск окажется в зоне конфликта при любых вариантах его развития.

 

В разрешении этого конфликта для Беларуси места фактически нет

Белорусские вооруженные силы могли бы попасть в зону конфликта в рамках ОДКБ как миротворцы при наличии мандата ООН. Но серьезной заинтересованности в миротворцах с обеих сторон конфликта пока нет.

Минск как переговорная площадка для решения конфликта также неактуален. Одной из его предпосылок стало то, что Азербайджан не был удовлетворен работой Минской группы ОБСЕ — и чем дальше, тем сильнее. Со временем рос политический вес ближневосточных стран региона, прежде всего Турции. В нынешнем году военно-политическая поддержка Азербайджана Турцией стала максимальной, и президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган также возложил ответственность за военный конфликт в НКР на Минскую группу.

Позиция Москвы до начала нынешнего обострения была направлена на сохранение управляемого конфликта. Россия не признала НКР, но не выразила протеста против выборов там (которые вызвали негодование Азербайджана). Россия поставляет серьезные вооружения и в Армению, и в Азербайджан, пытаясь создавать некий баланс.

Такая двоякая позиция Москвы плюс серьезная поддержка Анкары способствовали началу активных действий Азербайджана в НКР.

В разрешении этого конфликта для Беларуси места фактически нет. Поэтому если он ограничится территорией НКР, принципиально во взаимоотношениях Минска с Ереваном и Баку ничего не изменится: с Арменией так и останемся формальными союзниками, а для Азербайджана — поставщиком вооружений после снижения интенсивности конфликта или отхода его с новостной повестки дня мирового сообщества.