Беларусь в Болонском процессе. И что?

Вхождение Беларуси в Болонский процесс пока не привело к заметным преобразованиям в вузах.


Разочарование — вот чувство, которое объединило участников дискуссии о том, что дало Беларуси вхождение в Болонский процесс.



Да и само присутствие в нем пока какое-то призрачное — на официальном сайте Болонского процесса Беларусь среди членов не названа. Впрочем, на вопрос Naviny.by в секретариате Болонского процесса ответили, что информацию на сайте скоро обновят.


Что изменилось?

Впрочем, как отметил во время дискуссии, прошедшей в Минске 16 сентября, эксперт «Либерального клуба» Вадим Можейко, само вступление в Болонский процесс не привносит в белорусские университеты коренных изменений, а лишь открывает новые возможности, в том числе для студентов и академического персонала.

«Для максимизации положительного эффекта от вступления Беларуси в Европейское пространство высшего образования (ЕПВО) необходима совместная работа всех стейкхолдеров над реализацией реформ, предусмотренных дорожной картой. До 2018 года следует сосредоточиться на немедленном выполнении политически реалистичных изменений и готовить почву для дальнейших системных реформ», — считает Можейко.

Декан факультета дополнительного образования Белорусского государственного университета культуры и искусств Александр Филиппов охарактеризовал настроения в университетах после вступления в Болонский процесс так: «В вузах происходило лихорадочное переписывание классификатора профессий. Мы получили несколько бессонных ночей, которые были потрачены на написание предложений, которые, скорее всего, не будут использованы».

Сам факт вступления в Болонский процесс, по мнению Филиппова, «повышает заинтересованность в обучении иностранных студентов в Беларуси».

Директор Центра развития студенческих инициатив Дмитрий Гоменюк отметил, что даже формальные составляющие Болонского процесса в Беларуси еще не проявляются в учебном процессе. Например, не используется система кредитов, введение которой является частью условий вступления в процесс для Беларуси. При этом такая возможность как бы есть, но «большинство студентов и преподавателей так не знают, что такое кредиты».

В результате студенты оправляются учиться за рубеж, а по возвращении домой оказывается, что их учеба не засчитывается. Приходится повторно сдавать экзамены.

Многим белорусским студентам участвовать в стажировках и учебе за рубежом мешает плохое знание иностранных языков. Не оспаривая ответственности каждого студента за уровень своих знаний, Гоменюк обращает внимание на невысокое качество обучения иностранным языкам в вузах.

Что касается студенческого самоуправления, оно формализовано и занимается чаще всего культурно-массовыми мероприятиями. Студенческое самоуправление может быть независимым только при устойчивом финансировании, считает Гоменюк.

Он подчеркивает, что в большинстве европейских университетов бюджет студенческого самоуправления формируется из средств бюджета университета: «Чтобы студенты становились ответственными людьми, способными принимать решения, мы должны давать им возможность самоуправления, учить распоряжаться средствами и быть ответственными за это».


Рынки труда и образования в поисках точек соприкосновения

Александр Филиппов отметил, что отсутствие взаимосвязи с заказчиками кадров создает такую ситуацию, когда студент оказывается не в состоянии выстраивать индивидуальную модель обучения. Студенты затрудняются с выбором курсов, не могут внятно объяснить, почему хотят изучать тот или иной предмет.

«Курсы по выбору формируются под конкретного преподавателя, но не под запросы студента, а уж тем более не под запросы работодателя», — сказал декан.

Он считает, что ряд преимуществ вступления Беларуси в Болонский процесс трудно использовать в связи с «фундаментальным дефектом» нашего образования — оторванностью от рынка труда.

«Целью высшей школы является что угодно — получение денег от платников, контроль над студентами. Подготовка квалифицированных кадров находится где-то на периферии», — резюмировал Филиппов.

В свою очередь, Евгения Уроднич, ассоциированный партнер международной юридической компании Vilgerts, отметила: со стороны работодателя очевидно, что образовательный процесс строится без достаточного количества практических занятий.

По словам эксперта, «идет начитка лекций, но нет привязки к практике за редким исключением. Создается впечатление, что сами вузы не очень заинтересованы в преподавателях-практиках».

Во многом это связано с тем, что их привлечение в вузы требует решения ряда бюрократических проблем.

Пока же выпускники вузов не обладают простейшими компетенциями, связанными с организацией своего рабочего времени. Некоторые не могут грамотно оформить электронное письмо, сформатировать документ и даже отправить факс.

Сблизить рынок образования и рынка труда призвано идущее ныне создание Национальной рамки квалификаций — инструмента интеграции интересов сферы образования и сферы труда. К слову, создание такой рамки — одно из условий принятия Беларуси в Болонский процесс.


Что еще можно сделать

Основное же обязательство Беларуси перед ЕПВО — проведение структурных реформ в образовании. Ожидается, что будет введена, как и обещано Минском, трехуровневая система высшего образования в соответствии с согласованной болонской моделью.

Можейко считает важным сотрудничество европейской стороны с белорусскими независимыми экспертами, организациями гражданского общества и Министерства образования.

В рекомендациях «Либерального клуба» также отмечается, что идеальный вариант — создать общую структуру, дающую возможность следить за ходом выполнения дорожной карты реформирования высшего образования Беларуси (она была принята в мае в Ереване на министерской конференции ЕПВО) и, по возможности, вносить в этот процесс коррективы, как минимум давать публичную оценку на разных этапах исполнения реформ.

Подчеркивается, что белорусской общественности следует также мониторить процесс реформирования системы образования университетами.

Министерству образования рекомендовано «максимально изучить сущность Болонского процесса и эффективно донести до всех структур, ответственных за реформы (вплоть до отдельных кафедр вузов). Приступать к выполнению дорожной карты необходимо без промедления, не откладывая до последнего момента».

При этом авторы рекомендаций мыслят реалистично. В частности, они отмечают: «В случае отсутствия политической воли на некоторые реформы (институциональная автономия вузов и так далее) следует сосредоточиться хотя бы на максимально возможном исполнении всех остальных шагов».