Страсти в запретных «Дроздах». Президент будет недоволен

В список проблемных попал дом, который Александр Лукашенко лично позволил построить в водоохранной зоне водохранилища Дрозды…

 

«В строительстве полный обвал, начиная от неудовлетворенности граждан сроками, качеством и стоимостью строительства и заканчивая той коррупцией, в которой погрязла вся отрасль», — с негодованием констатировал Александр Лукашенко на совещаниях. Наверное, глава государства еще больше расстроится, когда узнает, что в список проблемных попал дом, который он лично позволил построить в водоохранной зоне водохранилища Дрозды.

Редкий случай, но строители, как ни странно, в этом не виноваты. А кто тогда?

Вечером 31 июля ответ на этот риторический вопрос искали на общем собрании члены жилищного кооператива «Лес-2010». В публикации «Кто хозяйничает в «лесном» доме, построенном с разрешения президента?» Naviny.by отмечали, что члены кооператива разделены на два лагеря. Сложившейся ситуацией возмущаются в основном бывшие работники системы лесного хозяйства. По их убеждению, главный виновник возникших проблем — министр лесного хозяйства Михаил Амельянович. А вот действующие сотрудники ведомства предпочитают молчать, дабы не нарываться на административный ресурс.

Корреспондент Naviny.by побывал на собрании и внимательно наблюдал за поведением участников.

На самом деле, в этой истории участвуют три стороны, причем последняя усилена чиновниками разного ранга и является основной ведущей силой. В общем-то, все верно — начальники за всё в ответе и, мягко говоря, демократию разводить не намерены. А вот людей, которых уже называют оппозицией, этот момент и возмущает.

По закону ЖСПК — некоммерческая организация с весьма большими полномочиями, касающимися внутренних дел кооператива. Поэтому на собрании страсти порой били через край. За срыв срока сдачи дома стороны винили друг друга, внятного ответа на вопрос, кто виноват, не прозвучало, и каждая из сторон осталась при своем мнении. При этом адвокатам, представляющим интересы доверителей-членов кооператива, на собрании так и не дали высказать свою позицию по проблемным вопросам. Дело дошло до того, что в зал пригласили офицера милиции, но все обошлось без насилия.

Юристы же считают, что собрание прошло с серьезными нарушениями закона и высказали предложение все принятые решения на нем обжаловать в суде. Это если очень кратко. Но вернемся к истокам проблемы, которую невольно создал своим решением глава государства, а «государевы люди» не смогли ее вовремя разрулить.

 

Начало начал и последствия

В многочисленных документах, которыми располагает интернет-газета Naviny.by, место расположения сего объекта «незавершенки» называется по-разному. В одних бумагах упоминается «деревня Ждановичи», в других — «агрогородок Ждановичи» или территория ГОУ «Республиканский учебный центр по подготовке, переподготовке и повышению квалификации кадров лесного хозяйства» (в сокращенном варианте «РУЦ-Лес»). Лет тридцать назад этот участок под Минском входил в зону курорта «Ждановичи». В наше время по генплану столицы эту территорию отнесли к ландшафтно-рекрационной зоне, которая в свою очередь входит в водоохранную зону «Дрозды».

Суть в том, что только один человек в государстве наделен правом решать, что в этой зоне из недвижимого имущества может появиться.

В конце июня 2010 года министр лесного хозяйства Михаил Амельянович по согласованию с заместителем премьер-министра Иваном Бамбизой направил Александру Лукашенко письмо с просьбой разрешить построить в этой особой зоне девятиэтажный жилой дом типовых потребительских качеств.

Цель была благая — «для создания благоприятных условий для привлечения в «РУЦ-Лес» постоянных преподавательских кадров, повышения эффективности учебного процесса и воспитательной работы, на базе штатных сотрудников центра и работников Минлесхоза, нуждающихся в улучшении жилищных условий в созданном ЖСПК «Лес-2010».

15 июля того же года президент дал свое согласие на строительство дома в деревне Ждановичи Минского района.

Однако работа на стройплощадке закипела только через два года. В промежутке времени между резолюцией главы государства и выемкой первого куба земли под фундамент дома случился странный казус. В своих коллективных жалобах часть членов ЖСПК «Лес-2010» о нем сообщают следующее:

«Министр Амельянович, используя свое служебное положение, пытался заставить кооператив и директора «РУЦ-Лес» подписать договор на строительство дома с коммерческой фирмой с последующей продажей этой фирмой половины квартир на коммерческой основе. Разъяснение министру неправомерности таких действий при строительстве дома с государственной поддержкой находило только явное неприятие с его стороны».

По сведениям Naviny.by, в своем объяснении в Генпрокуратуре министр заявил, что именно председатель кооператива обратилась к нему с предложением «рассмотреть вопрос о финансировании проекта» коммерческой фирмой, которая предлагала построить дополнительный третий подъезд «для реализации квартир по рыночным ценам».



Предположительно, именно сей служебно-кооперативный инцидент и сыграл в последующем свою роль в конфликте интересов.

Проектирование и строительство дома осуществляло ОАО «МАПИД», функции заказчика застройщики передали КУП «УКС-стройинвест Минского района».

Жизнь на стройплощадке в окружении сосен закипела летом прошлого года. 64-квартирный девятиэтажный дом возводился, можно сказать, ударными темпами. В июне 2012 года строители пришли на объект, а уже в ноябре у дома была крыша и начались отделочные работы.

Помнится, на одном из совещаний по проблемам строительной отрасли Александр Лукашенко посетовал: мол, ни один дом в срок не сдается. В этом случае всё шло к тому, чтобы порадовать президента. Но не получилось!

«Сдача дома должна была состояться 30 июня текущего года, — рассказывает бывший председатель ЖСПК Елена Вербицкая. — Строительство же велось с опережением графика, и дом мог быть готов для представления госкомиссии уже в марте. А с осени прошлого года всё и началось…».


Разоблачение

По словам Елены Михайловны, сперва на объект приехал министр лесного хозяйства, а затем одна за другой начались проверки. Первые проверяющие из Минского райисполкома и Минского облисполкома в ответ на обращение Министерства лесного хозяйства «о возможных нарушениях законодательства при строительстве дома ЖСПК «Лес-2010» нарушений не выявили. По выводам проверяющих, «деятельность ЖСПК осуществляется в рамках закона, жалоб от граждан и юридических лиц не поступало».

Оставшись неудовлетворенным такой работой местных властей, Минлесхоз ввел в бой тяжелую артиллерию. Почти три месяца деятельность ЖСПК проверял Комитет государственного контроля Минской области. Следом пришла группа сотрудников Генпрокуратуры. Параллельно по ЖСПК работали сотрудники УВД Минского облисполкома.

В итоге 1 апреля за подписью заместителя генпрокурора Александра Лашина в адрес председателя Минского облисполкома было направлено представление «Об устранении нарушений законодательства в деятельности ЖСПК «Лес-2010» при строительстве и распределении жилья».

В документе был назван главный виновник всех выявленных нарушений — председатель ЖСПК Елена Вербицкая. За формулировками «имея умысел», «с использованием своих служебных полномочий», «необоснованно» и «неправомерно» следуют три основных пункта якобы совершенных ею нарушений:

- обратилась в проектную организацию ОАО «МАПИД» с заявлением о корректировке проекта в части размещения на первом этаже здания административных помещений и строительстве подземного гаража-стоянки на 18 машиномест;

- обеспечила принятие в члены кооператива двух юридических лиц, которые осуществляют строительство офисных помещений и гаража-стоянки:

- при участии председателя в члены кооператива были приняты 18 граждан, не имеющих никакого отношения к системе лесного хозяйства.

За прокурорским представлением последовало возбуждение Генпрокуратурой против Вербицкой уголовного дела по ч. 1 ст. 426 УК (превышение власти или служебных полномочий). Дело завели 29 мая по материалам проверки УВД Минской области. В постановлении отмечается, что «в результате действий Вербицкой Е.М. на первом этаже дома ЖСПК «Лес-2010» вместо 6 квартир были построены офисные помещения, что повлекло причинение существенного вреда правам и законным интересам нуждающихся в улучшении жилищных условий работников организаций, подведомственных Министерству лесного хозяйства».

О «разоблачении» нарушительницы закона первой сообщила Генеральная прокуратура. В частности, в пресс-релизе ведомства отмечалось, что «прокурорами установлено, что в результате неправомерных действий отдельных должностных лиц госорганизаций право на строительство ряда квартир по льготной цене незаконно перешло лицам, не нуждающимся в улучшении жилищных условий, в том числе представителям коммерческих структур. Более того, превышая служебные полномочия, председатель жилищного кооператива организовала незаконное строительство офисных помещений вместо востребованного жилья...».

Также общественность была проинформирована, что по требованию Генпрокуратуры отменены неправомерные решения о включении граждан и юридических лиц в состав ЖСПК. Из него исключены незаконно принятые юридические и физические лица. Административные помещения и подземная гараж-стоянка общей площадью 800 кв. м переданы государственному учреждению, подчиненному Министерству лесного хозяйства. Кроме того, 11 квартир, ранее незаконно распределенных представителям коммерческих организаций, не нуждающимся в улучшении жилищных условий, распределены работникам Министерства лесного хозяйства.

Новость разнеслась по байнету, не остались в стороне от модной темы и государственные СМИ, которые в своих материалах Вербицкую не жалели
: «Председатель жилищного кооператива перепроектировала строящийся дом для нуждающихся в офисные помещения», «Коррупционная схема была разработана председателем кооператива и должностными лицами. Заветные квартиры попали в руки коммерческих структур» и т.д.

При ознакомлении с такими выводами на уровне обывательском принято крутить пальцем у виска. Ну, какое в первую очередь мысленное послание может возникнуть в адрес Вербицкой? Женщина явно не в себе! Зная, с чьего позволения строится этот дом, она должна была понимать, что и контроль будет за объектом соответствующего уровня. А она что вытворяет? Идет к кульману (или на компьютере?) и перечерчивает проект, который потом удивительным образом проходит госэкспертизу. Она же набирает в кооператив людей со стороны, а своих лесхозовских посылает куда подальше. Да еще и связывается с сомнительными коммерческими структурами.

Как пить дать в этом лесу коррупцией пахнет!

Продолжение темы читайте завтра!