Против кого Лукашенко готов воевать в одиночку?

Против российских «зеленых человечков», повстанцев, НАТО?..


Александр ЛукашенкоБелорусский официальный лидер раскритиковал украинцев (прежде всего город Кремля, другие полагают, что традиционно имеется в виду «коварный монстр НАТО», а у кого-то — и третья точка зрения.


Традиционные мишени: Варшава, НАТО, ЕС

«Я в страшном сне (не дай бог!) представляю себе, что это могло произойти с Беларусью… Вы знаете, если бы даже наши военные поступили так, как украинские, сидели как мыши под веником на своих базах (это, конечно, трудно представить в Беларуси!), я первый, в одиночку бы пошел воевать», — заявил Александр Лукашенко в показанном 28 марта Москва увидит «белорусских бандеровцев») — насколько способна противостоять такому вторжению белорусская армия?

В интервью для «Шустер Live» Лукашенко обрисовал довольно серьезные возможности подчиненных ему вооруженных сил: «Силы немедленного реагирования выдвигаются в нужном направлении в течение суток и постоянно находятся в боевой готовности. Потом — быстрого реагирования, 3-5 суток они собираются, а потом уже мобилизация идет и части подтягиваются. Так вот, мы можем мобилизовать, без войск МВД, без спецподразделений и так далее, до 15 тысяч человек, мгновенно».

Действительно, «у нас есть три бригады сил специальных операций — в Витебске, Марьиной Горке и Бресте, которые могут по тревоге выдвинуться в течение часа», пояснил Алесин. Затем в течение нескольких дней могут быть развернуты моторизованные бригады. Ряд частей и подразделений внутренних войск тоже хорошо оснащен, обучен не только в плане антитеррора и подавления волнений, но и для выполнения армейских задач, сообщил аналитик. Так что эта арифметика белорусского главнокомандующего имеет под собой почву.

Но в любом случае Россия способна обрушить такой мощный боевой кулак, что «будет смят любой заслон», полагает собеседник. Особенно ощутим российский перевес в технике, вооружениях.

«К тому же не исключено, что белорусская ПВО, основанная на российской технике, может быть парализована за счет наличия «электронных закладок», сделанных изготовителем. Еще один момент уязвимости заключается в том, что с советских времен вся оборонная структура на белорусской территории (как и на украинской, кстати) развернута на запад», — говорит Алесин.

К тому же «никто не будет наступать сюда на тачанках», иронизирует собеседник. Гипотетический сценарий таков: «Последуют массированные удары с воздуха, подкрепленные высадкой десанта. Быстро будут выведены из строя радары, взлетно-посадочные полосы, командные пункты, места расквартирования наиболее боеспособных частей».

Ну, и, наконец, белорусы в массе своей не видят в россиянах врагов, и это является разоружающим обстоятельством. При том что в целом моральный дух элитных частей белорусской армии, как и их боевая подготовка, достаточно высоки, отмечает военный эксперт.


Изменится ли отношение к «свядомым»?

Да, лучше не дразнить русского медведя резкими действиями, но в принципе в интересах национальной безопасности властям Беларуси следовало бы аккуратно, постепенно отстраиваться от России во всех планах — экономическом, информационном, идеологическом и т.д. Такая точка зрения сегодня популярна среди белорусских независимых аналитиков.

При этом, отмечает, в частности Андрей Поротников, руководитель аналитического проекта Belarus Security Blog, ради укрепления информационной безопасности следует дать простор для развития негосударственных СМИ, которые бы противостояли великодержавной пропаганде, укрепляли национальное самосознание.

Армию, загибают пальцы аналитики, тоже следовало бы укрепить не только новой техникой, но и национальным духом. Сегодня же в ней еще силен канон советских замполитов.

По идее, воспитывать офицеров и солдат следует не в духе заветов Суворова (подавлявшего восстания на этой земле), а в духе победителей Оршанской битвы (к слову, в сентябре — 500 лет, как в ней были разгромлены войска московских завоевателей).

Также логично было бы изменить отношение к загнанным в гетто представителям литературы, культуры, стоящим на национально-демократических позициях. Печатать исторические книги Владимира Орлова, талантливые произведения других творцов-патриотов массовыми тиражами в госиздательствах. Отменить позорные черные списки музыкантов-нонконформистов.

Фантазировать можно долго, но — стоп: есть ли у Лукашенко политическая воля для таких шагов? Способен ли он хотя бы на более мягкую политику в отношении тех, кого презрительно называет «свядомыми»?

По мнению Поротникова, белорусский президент не считает их серьезной силой, потому реверансов делать не станет. Другое дело, что «тихая белорусизация будет идти естественным образом», спрогнозировал аналитик в комментарии для Naviny.by.


Враг — тот, кто посягает на власть

Так имел ли Лукашенко в виду российских «зеленых человечков», когда демонстрировал в интервью Шустеру готовность биться даже в одиночку? «Намеком — да», — считает политический аналитик Юрий Дракохруст.

«В принципе же он имел в виду общую ситуацию. Кто бы ни был», — добавил собеседник в комментарии для Naviny.by. А прежде всего, полагает аналитик, бессменному белорусскому президенту видятся некие повстанцы, посягающие на его власть. Возможно, представляется судьба Альенде или Каддафи. И месседж в том, что надо быть сильным.

Что же касается российской угрозы, то пока линия Лукашенко в том, чтобы «обезопасить себя, прижимаясь сильнее», говорит Дракохруст. Белорусский лидер идет на более серьезные, чем ранее, уступки, прежде всего в военной сфере (добавим сюда и голосование в ООН против резолюции о территориальной целостности Украины).

Так будет как минимум до майских выборов президента на Украине, прогнозирует аналитик. Иное поведение слишком рискованно: «Медведь проснулся, лапами машет».

Но в более отдаленной перспективе, полагает Дракохруст, вполне вероятна тактика ограниченной отстройки Минска от Москвы в ряде сфер. Аналитик напоминает, как в свое время без лишнего шума уже было урезано вещание российских каналов.

Собеседник допускает, что «по-белорусски аккуратно» власти попытаются нейтрализовать возросшую на волне крымского блицкрига активность местных западнорусистов. Ведь в новой ситуации идейная позиция, что Беларусь — это та же Россия, «приобретает технологические аспекты: коль мы братья — давайте тогда русский флаг над Минском!».

Что же касается национального концепта, предлагаемого «свядомыми», то, по прогнозу Дракохруста, со стороны власти «может быть акцептация каких-то ценностей, принципов, символов, но не людей».

К слову, власть уже не раз так и делала: перехватывала идеи внутренних оппонентов, оставляя тех в андеграунде.


Кто защитит Беларусь в час «Ч»?

А вообще порой создается впечатление, что бессменный президент надеется править вечно. Он уповает на то, что харизмой и волей сокрушит любые угрозы своей власти. Потому держит в черном теле контрэлиту, довольствуется совковым суррогатом национальной идеи, подавляет гражданскую активность.

В итоге истинный, а не казенный патриотизм не востребован, в стране нет политического класса, нация недоформирована.

Но вечных правителей не бывает. И с такой зажатостью народа, анемией национального духа — кто защитит Беларусь в час «Ч»?