Крым показал, что Беларусь тоже в российском капкане

Таков грустный итог двух десятилетий фальшивой «братской интеграции» с империей…

 

Крымский «блицкриг» России бросил вызов и Беларуси. И властям, и оппозиции, и многим обывателям сегодня Москва готова предельно жестко, невзирая на наличие госграниц, действовать на территориях, которые считает зоной своих жизненных интересов. Беларусь же для Кремля — бесценный стратегический плацдарм.

Минск, похоже, в заколдованном кругу. Идти в фарватере российской политики, во всем уступать требованиям Москвы (продавайте нам активы, пускайте к себе на постой наших военных) — тогда Кремль исподволь возьмет Беларусь тихой сапой. И танковый бросок не понадобится.

Если же Александр Лукашенко на каком-то этапе Москва, как выяснилось, намеревается просто включить Крым в свой состав, то, по мнению Карбалевича, Кремлю нет нужды «особо выкручивать руки Беларуси».

Сильное давление было в случае с требованием признать независимость Абхазии и Южной Осетии, но здесь ведь речь идет об «обыкновенной» аннексии. Нет у Москвы нужды и привлекать военную помощь Беларуси, перевес в силах над Украиной и так впечатляющий.

При этом ряд экспертов полагают, что теперь Лукашенко может настойчивее торговаться за условия вхождения в Евразийский экономический союз, зная, что Виктор Янукович в плане притязаний на российские преференции уже не конкурент (другое дело, что сейчас Крым потребует от России огромных вложений, да и западные санкции урежут ее возможности).

Также, по мнению Карбалевича, Лукашенко нарастит свой Москва, обремененная собственными экономическими трудностями, не согласится отменить с 2015 года экспортные пошлины на нефтепродукты.

Соответственно, годовой добавки в три-четыре миллиарда долларов белорусский бюджет тогда не дождется. А ведь под президентские выборы 2015 года электорат нужно не просто уберечь от Москва обрушила на Украину термоядерные удары своей пропаганды, становится ясно, что Беларусь в этом плане еще более уязвима, почти беззащитна.

Дальнейшее урезание здесь трансляции российских каналов способно спровоцировать в Москве вопрос: зачем обижаете русскоязычных? Но и оставлять страну в столь мощном поле российских СМИ недальновидно.


Вырваться можно лишь чудом

Отстраиваясь от России, важно не переборщить, полагает Мельянцов. Лучше делать это в «аккуратной манере», чтобы не спровоцировать «русского медведя».

Карбалевич также полагает, что слишком резкие геополитические движения для Минска опасны: «Самый радикальный вариант, который возможен для Беларуси, — это финляндизация». То есть — никакого НАТО, но при этом — практическая интеграция в Европу.

Однако на сегодня это в принципе весьма эфемерная перспектива. Как дружно утверждают независимые аналитики, белорусский режим по своей политической природе (плюс еще персоналистская составляющая) не способен на серьезное сближение с Евросоюзом, Западом.

Хотя показательно, что глава дипломатии Владимир Макей в заявлениях последнего времени не исключает членства страны в ЕС в отдаленном будущем. Эта легкая геополитическая игривость показывает, что над размораживанием отношений с Западом Минск думает.

«Геополитический финт белорусских властей практически невероятен, но возможно смягчение позиции Запада», — полагает Карбалевич. Он поясняет: в контексте нынешнего поведения России геополитические соображения становятся для ЕС и США важнее вопроса ценностей. Так было и в 2008 году на фоне российско-грузинской войны.

Что ж, снятие напряженности в отношениях с Западом реально. И все же чудовищный геополитический перекос Беларуси на восток в обозримой перспективе представляется неисправимым.

Другое дело, «если в России что-то пойдет не так», говорит Мельянцов. Например, она резко ослабеет из-за падения цен на нефть.

В результате в регионе возникнет вакуум силы. Соответственно, у близлежащих стран «появится больше возможностей дистанцироваться от Москвы, а у Запада при желании — больше шансов интегрировать регион», говорит аналитик.

Как видим, привязка к Москве для Беларуси на сегодня почти фатальна, а возможность «отстроиться» — довольно призрачна, зависит от целого набора гипотетических факторов. Иначе говоря, надежда лишь на чудо.

Таков грустный итог двух десятилетий фальшивой «братской интеграции» со страной, у которой большой имперский бэкграунд и прежнее великодержавное мышление. Беларусь в капкане.