Плохая зима. Рейтинг Лукашенко съехал с горки

Но масса обывателей готова простить прежнюю обдираловку, когда кошелек снова толстеет от свежеотпечатанных купюр…

 

Хотя Новый год Беларусь встретила без снега, электоральный рейтинг Александра Лукашенко за квартал скатился, будто на пластмассовом «спринте» с разъезженной горки, — с 42,6% в сентябре прошлого года до 34,8% в декабре.

Таковы данные свежего национального опроса НИСЭПИ (Литва). Эксперт этого социологического института Сергей Николюк в комментарии для Naviny.by отметил, что падение популярности официального лидера было ожидаемым: минувшей осенью доходы населения перестали расти, а вот цены, напротив, полезли вверх.

Действительно, в ноябре реальная зарплата белорусов, которая с начала 2013 года росла нездоровой опухолью, съежилась почти на 4% относительно октября. К тому же правительство заговорило о грядущих непопулярных мерах: росте коммуналки, введении пошлины на авто, а может быть даже налога на «тунеядство».

Вместе с рейтингом президента упала и степень поддержки его политического курса. Лишь 31,9% белорусов полагают, что «в целом положение вещей в нашей стране развивается в правильном направлении», в то время как у 54,1% мнение прямо противоположное: власть рулит не туда.


Даже диктаторы предпочитают «по согласию»

Многие противники режима к рейтингам относятся скептически: какая, мол, социология при диктатуре, к тому же на выборах вертикаль все равно нарисует желанные для вождя цифры.

При этом, однако, оппозиционные лидеры ревниво отслеживают собственные рейтинги. Волнуют данные опросов и Александра Лукашенко, уверен эксперт аналитического центра «Стратегия» (Минск) Валерий Карбалевич.

«У Сталина и Гитлера были самые мощные пропагандистские аппараты, — подчеркнул аналитик в интервью для Naviny.by, — хотя, казалось бы, зачем, если есть концлагеря?».

Даже в самых Москва в обозримой перспективе не допустит: хаос с вероятной потерей своего западного плацдарма российскому руководству не нужен. Напротив, «синеокую сестру» хотят впрячь в Евразийский союз.

Так что наркотика, будет исподволь деградировать. В стране почти задушенной политической альтернативы этот процесс может длиться еще не один год.

История, конечно, не фатальна. Украина показывает пример, как массы постсоветских обывателей становятся гражданами, превращаются в политическую силу, перед которой начинает заискивать власть. Но там не такой жесткий авторитаризм, есть ряд игроков с большими деньгами.

Потому, к слову, Лукашенко так и противится приватизации. Но поскольку казна пустеет, с рядом активов придется расстаться. Это будет размывать базис персоналистского режима, однако очень медленно.

В то же время коллапс малой открытой экономики, а белорусская именно такова, при стечении ряда фатальных обстоятельств (например, российская экономика уже в стагнации и не застрахована от мрачного сценария) может быть стремительным.

Другой вопрос, что мы получим на выходе в стране, где политическое поле выжжено, гражданское общество сжато, обыватель равнодушен, а кран жизнеобеспечения — вообще в руках Москвы.