Для «марионетки Кремля» в белорусском политическом театре нет роли

С российским фактором вынужден (и всегда будет вынужден!) считаться любой белорусский политик, у руля он или в андеграунде...


марионеткаРоссийские СМИ охотно Москва же, по словам Карбалевича, ныне, «во-первых, ведет зондаж ситуации, а во-вторых — психологически давит на белорусское руководство».

Отсюда и метафоры типа «смотрины сменщиков». Скорее их следует вписать в контекст Москва могла бы всерьез вступить в игру, видя в Беларуси фигуру вроде Януковича в период правления Ющенко, — сказал Валерий Карбалевич в интервью «Белорусским новостям». — Но трудно представить, что Кремль возьмется сейчас раскручивать кого-то с нуля».

Или почти с нуля. Рейтинги большинства потенциальных кандидатов в президенты если и превышают потолок статистической погрешности, то ненамного.

Самый известный же, Александр Милинкевич, в глазах российских элит — конченый националист и безнадежный западник. Своего отношения к интеграции синеокой страны в Старый Свет он, впрочем, и не скрывает, снабдив предвыборную программу слоганом «Зробім Беларусь сапраўднай Еўропай!». Да и в целом оппозиция здесь в основном проевропейская.

Так что война войной, но «даже острое чувство оскорбленного достоинства не должно подвигнуть Медведева и Путина к тому, чтобы Белоруссию возглавил местный вариант Ющенко или Саакашвили», отмечает в редакционной статье Газета.Ru


Эту точку зрения разделяет белорусский эксперт-международник Андрей Федоров. В интервью «Белорусским новостям» он отметил: при всем желании видеть более удобного партнера у руля Беларуси российские верхи «совершенно не намерены таскать каштаны из огня для сторонников западного пути ее развития».

Эксперты дружно отмечают: как ни парадоксально, в изрядно русифицированной постсоветской республике, руководство которой к тому же столько лет занималось «братской интеграцией» и твердило, что мы — один народ, фактически нет сильных пророссийских структур и публичных фигур. Как-то не сложилось…

И вообще, страхи, что вот Кремль сейчас тут у нас замутит воду капитально и поставит свою марионетку, непомерно раздуты, полагает Валерий Карбалевич.

«Поскольку режим здесь — персоналистский, то любая смена фигуры будет означать и смену политического режима, — убежден политолог. — Причем только в сторону демократизации». На сцену неизбежно выйдет оппозиция, и новый официальный лидер никак не сможет действовать по принципу «что хочу, то и ворочу», добавляет собеседник.

Короче, российская угроза независимости Беларуси не так уж фатальна, как представляют некоторые здешние политики и аналитики. Во всяком случае, у Кремля своя логика, и мы ее не переменим, отмечает Алесь Логвинец — политолог, советник лидера движения «За свободу» Александра Милинкевича. Проблема в том, чтобы Беларусь обладала достаточным запасом прочности.

А вот тут — большие вопросы. Белорусская модель, которая воспевалась пропагандой как образец эффективности и стабильности, показала всю свою уязвимость, как только Россия стала закручивать краники.

Если разобраться, то чем сильнее давление Москвы, тем острее у нынешней власти потребность в дополнительных опорах — внутренних и внешних. Сегодня лозунги защиты независимости у правящей верхушки и оппозиционной контрэлиты практически идентичны. И Запад тоже подставил бы плечо.

Однако тут — ментальный барьер: власть боится откручивать гайки в обществе и хотя бы минимально уступать Европе, Вашингтону по части демократизации, прав человека да гражданских свобод. Но так можно потерять большее.

«Самая большая угроза независимости нашей страны — в том, что нет национального единства, внутреннего диалога», — считает Алесь Логвинец. Плюс — отсталая, ущербная модель экономики, добавляет он.

Пока белорусская власть упорно пытается держать фронт по всем азимутам: отлуп Кремлю, отлуп оппозиции, отлуп системным реформам, отлуп Европе! Надо ли разжевывать, что это не лучшая стратегия? Даже если слухи о «смотринах сменщиков» в Москве весьма преувеличенны.