Караев: Никто не говорил, что боевое оружие будет применяться без разбору по мирным протестующим

Боевое оружие применимо при пресечении действий преступника, когда все остальные методы уже иссякли, заявил министр внутренних дел Юрий Караев в интервью руководителю журнала World Economy (Берлин, Германия) Александру Сосновскому. Видеозапись разместил в своем ютьюб-канале сотрудник телеканала «Беларусь 1» Андрей Кривошеев.

Таким образом милицейский чиновник прокомментировал слова своего первого заместителя Геннадия Казакевича о том, что милиция и внутренние войска при необходимости будут применять специальные средства и боевое оружие во время акций протеста (высказывание прозвучало 12 октября).

«Ничего страшного в этом заявлении нет, — сказал Караев. — Ведь имелось в виду моим первым заместителем применение оружия только с точки зрения законности и восстановления правопорядка. Никто не говорил о том, что оно будет применяться без разбору по любым людям, по мирным протестующим и так далее».

«Человек совершает диверсию или террористический акт, нападает на сотрудника милиции, оказывает ему не просто сопротивление, а применяет насилие. Естественно, он должен быть остановлен всем имеющимся арсеналом у сотрудника милиции — от физической силы до боевого оружия», — пояснил министр.

По словам главы МВД, в США полицейские стреляют в людей без предупреждения, даже если им только показалось, что у человека в руках предмет, похожий на пистолет. Министерство, отметил он, изучало практику применения оружия сотрудниками органов правопорядка и в других странах.

«Оказывается, разница с Америкой небольшая, — утверждает министр. — Если полицейские воспринимают угрозу для своей жизни, они действуют всегда — и в России, и во Франции, и в той же Польше — более жестко, решительно, чем самые мирные, самые толерантные милиционеры в [нашей] стране».

«Когда я задаю вопрос своим начальникам управлений внутренних дел, почему сотрудника уже били, уже несколько минут шла возня, уже пытались отнять его оружие, душили, а он только тогда стал предупредительными [выстрелами стрелять] вверх, только когда его уже почти убили, [начал стрелять в человека], и то только по ногам. Почему так? Мне отвечают, что пока наши милиционеры не были готовы к тому, чтобы убить своего односельчанина, своего земляка, жителя своего района. За 26 лет жизни мы были готовы только к тому, что надо быть гуманными, причинить наименьший вред. И в принципе на страже этого стояла прокуратура, Следственный комитет и так далее. Это сыграло, как говорится, ту злую шутку, когда ситуация в корне поменялась. Идет война, скажу я так. Идет неприкрытое и наглое воздействие, подпитанное безнаказанностью, прежде всего, и отсутствием страха, а мы все еще раскачиваемся», — заявил Караев.

По словам министра, его работа состоит в том, чтобы донести до каждого районного милиционера: «Твоя жизнь, будущее твоих детей и счастье твоей жены зависит от того, насколько ты быстро и решительно выхватишь оружие и определишь, что тебя уже убивают. А ты все еще пытаешься их уговорить».

«Многочисленные примеры с сотрудниками ГАИ, сотрудниками ППС. Слава богу, что с ОМОНом боятся так поступать. Но почему-то у граждан такое мнение, что с ОМОНом шутки плохи, а с обычными райотделовскими милиционерами можно и немножко побыдлоганить, скажу такое слово. Будет пресекаться так же жестоко и жестко, как это делает ОМОН», — пригрозил милицейский чиновник.

Глава МВД подчеркнул, что в арсенале сотрудников милиции есть не только боевое оружие, но и «нелетальные средства воздействия» помимо «банальных приемов рукопашного боя».

«Среди спецсредств это и палка резиновая (все знают, что такое ПР), и газ, который официально стоит на вооружении и является предметом экипировки и снаряжения сотрудников органов внутренних дел и военнослужащих внутренних войск, и водометы, и все те средства обездвиживания — наручники, пластиковые наручники, — перечислил он. — И весь этот набор средств, который, может быть, редко применяется, но [применяется] для того, чтобы человека успокоить, дать ему остыть, а потом, сохранив его жизнь, объяснить ему, что он сделал, или дать ему административное какое-то взыскание, или уголовное. Но чтобы он остался жив. И всем этим спектром средств широким правоохранители пользуются».

«И чтобы ни для кого шоком не было, я скажу так: мы привыкли, что в странах Запада водомет разгоняет. Но у нас этого не было, и почему-то является шоком, что применили водомет. А это всего лишь вода, покрашенная краской, чтобы охладить некоторый пыл», — заявил Караев.