Ехал на свадьбу друга — оказался за решеткой за участие в протесте

Признанного политзаключенным Артема Хващевского судят по уголовной статье за то, что он махал руками и хлопал в ладоши.

31-летний Артем Хващевский в августе 2020 года приехал в Минск из Польши, где он живет вот уже девять лет, на свадьбу друга. Планировал быть шафером, но 17 августа пропал. Через несколько дней родственники узнали, что мужчина задержан.

Позже выяснилось, что его обвиняют по уголовной статье. 6 января над Хващевским в суде Фрунзенского района начался суд. Процесс ведет Юлия Близнюк, гособвинение представляет помощник прокурора Алина Касьянчик.

 

Выкрикивал лозунги, хлопал руками…

Артема Хващевского обвиняют по ч. 1 ст. 342 УК — активное участие в групповых действиях, грубо нарушающих общественный порядок и повлекших нарушение работы транспорта и предприятий. Максимальное наказание по этой статье — до трех лет лишения свободы.

Изначально Хващевскому было предъявлено обвинение по более тяжелой ч. 2 ст. 293 УК — участие в массовых беспорядках, за что светило до восьми лет. Но затем обвинение переквалифицировали.

Хващевский ранее не судим, в 2010 году привлекался к административной ответственности за участие в несанкционированных массовых мероприятиях.

По версии обвинения, в ночь на 11 августа «в ходе несанкционированного массового мероприятия» возле станции метро «Пушкинская» Хващевский «выкрикивал лозунги, хлопал руками и препятствовал движению транспортных средств». Гособвинитель считает, что Хващевский устно призывал других граждан к протесту.

Как прозвучало в суде, Хващевский находился возле метро с двумя друзьями — Артемом Савчуком и Евгением Сычиком. Савчук также находится под стражей, ему предъявлено обвинение по той же статье, сообщила Naviny.by его мать. Сычик является свидетелем по делу Хващевского.

Хващевский признает, что участвовал в протестной акции, однако заявил, что дорогу не перекрывал и движению транспорта не препятствовал:

«Я участвовал в несанкционированных акциях и выражал протест вместе с еще примерно пятью тысячами человек. Я дороги не перекрывал, движению транспорта не препятствовал, находился на тротуаре рядом с людьми, которые перекрыли проезжую часть».

Хващевский настаивал, что его действия были неумышленные, он не планировал совершать противоправные действия. Когда он узнал о результатах выборов, захотел выразить протест: «Я был не согласен с исходом выборов, поэтому с целью мирного протеста выходил на улицу 9 и 10 августа».

 

«Сотрудники милиции называли меня животным»

По словам Хващевского, он не слышал никаких предупреждений и требований от сотрудников органов правопорядка, но видел и слышал, как на улицах Минска 10 августа стреляли в мирных граждан и бросали в них светошумовые гранаты. В частности, возле гипермаркета «Корона» на улице Кальварийской около девяти часов вечера и тремя часами позже возле гостиницы «Орбита».

Свидетель Евгений Сычик рассказал, как вместе со своими друзьями и другими людьми прятался в «Короне», «потому что стало опасно». Отвечая на уточняющие вопросы гособвинителя, Сычик пытался объяснить, что люди были дезориентированы, что «было очень страшно», что он не видел, кто стрелял, но слышал хорошо. А вывод был один — «убегать, спасаться». В «Короне» они провели около часа, пока не появилась возможность выйти, не подвергая себя физической опасности.

Как рассказал Артем Хващевский, 10 августа они с друзьями сначала передвигались на машине, затем, когда движение стало невозможно из-за перекрытия дорог, оставили автомобиль и пошли домой пешком от «Пушкинской» до «Спортивной».

Гособвинитель Касьянчик спросила у Хващевского, понимал ли он, что своими действиями — хлопками и выкрикиванием лозунгом — нарушал порядок и мешал добропорядочным гражданам. Он ответил, что не задумывался об этом.

Сначала Хващевский категорически отрицал, что выходил на проезжую часть на улице Притыцкого, отметив, что улица уже была перекрыта в одном направлении. Позже сообщил, что все-таки один раз вышел на проезжую часть, чтобы сделать селфи: «В тот момент на проезжей части было много людей, она была заблокирована».

Это подтвердил и свидетель Сычик. Он рассказал, что по дороге от «Пушкинской» до «Спортивной» они не видели силовиков, не слышали их требований и, соответственно, не могли эти требования игнорировать, как считает гособвинение.

В суде были зачитаны показания Хващевского в РУВД, которые противоречат его показаниям в суде. Хващевский сказал, что на него давили: «Я сам дал пароль к телефону. Мои показания были иными, потому что сотрудники милиции называли меня животным, угрожали закинуть в автозак, где меня будут избивать».

Гособвинитель Касьянчик спросила, заявлял ли Хващевский об этом, писал ли жалобу. Хващевский ответил отрицательно: «Я не хотел, я боялся».

 

Координатор из Польши

Гособвинитель отдельно остановилась на том, на какие телеграм-каналы подписан Хващевский, употребляя в их отношении термин «оппозиционные». Хващевский сказал, что не понимает, что это означает.

Он заявил в суде, что пользовался информацией из телеграмм-каналов, потому что хотел знать, что происходит в стране. Его адвокат Вячеслав Чичин напомнил, что в Минске в первые дни после выборов интернет практически не работал, «поэтому телеграм-каналы были способом получить информацию».

Судя по прозвучавшим в ходе первого дня судебного разбирательства отрывочным сведениям и вопросам гособвинителя, переписка Хващевского в мессенджерах будет разыграна как козырная карта обвинения.

В частности, Касьянчик спрашивала у обвиняемого, верно ли, что он писал кому-то в сообщениях о необходимости «ломать систему», сохранял ли на своем телефоне ролики со сценами драк. Хващевский отвечал, что не делал это умышленно, возможно, такие ролики оказались на его телефоне путем автоматической загрузки.

Интересовалась Касьянчик и тем, действительно ли его должность в польской фирме называется «координатор». Хващевский ответил, что работает во Вроцлаве координатором по сбору статистики футбольных матчей в высшей польской лиге.

В суде объявлен перерыв до 12 января.

Артем Хващевский и Артем Савчук признанны политическими заключенными.

 

 

Фото Сергея Сацюка