Ссора с Западом может испортить Минску отношения и с Китаем

Мировой экономический кризис, вызванный на этот раз главным образом пандемией коронавируса, естественно, не мог не затронуть Беларусь. В том числе пострадали и ее связи с государствами так называемого третьего мира.

Фото president.gov.by

Товарооборот с Латинской Америкой, согласно информации Национального статистического комитета Беларуси, за десять месяцев 2020 года составил 730 млн долларов, сократившись на 16%, с Африкой, включая Ближний Восток, — 1 млрд 103 млн (−18%), с Азией (без континентального Китая) — 1 млрд 760 млн (−14%).

Впрочем, торговля с этими регионами и раньше не отличалась высокой стабильностью, причем в каждом конкретном случае роль играли специфические причины. Поэтому представляется целесообразным отдельно рассмотреть положение дел в отношениях с КНР, занимающей в белорусской внешней политике особое место,

 

Экспорт в Китай вырос, но отрицательное сальдо в торговле велико

Как раз на торгово-экономическом сотрудничестве с Китаем глобальные проблемы сказались не слишком сильно. За десять месяцев 2020 года взаимный товарооборот превысил 3,6 млрд долларов, сократившись по сравнению с аналогичным прошлогодним периодом всего на 2,3%. Более того, белорусский экспорт вырос на 6,3% (импорт, напротив, уменьшился на 3,9%).

Правда, отрицательное сальдо при этом все равно оказалось большим (2,4 млрд долларов) и, кстати, впервые превысило минус в торговле с Россией (около 2,3 млрд долларов). Хотя разница, конечно, не очень велика и по итогам года может быть сглажена, таким достижением вряд ли можно гордиться.

Несмотря на мажорные декларации, не все складывается и с любимым совместным детищем — Китайско-белорусским индустриальным парком «Великий камень».

Недавно первый заместитель премьер-министра Николай Снопков торжественно сообщил, что «на сегодня в качестве резидентов зарегистрированы 68 компаний из 14 стран с общим объемом заявленных инвестиций более 1,2 млрд долларов». Между тем предполагалось, что к началу 2020 года количество резидентов достигнет ста.

К тому же при наличии среди них таких китайских технологических тяжеловесов, как Huawei (в 2019 году объем вложений этой компании в исследования и новые разработки составил 18,9 млрд долларов) и ZTE (2 млрд долларов), не очень впечатляют и инвестиции.

Снопков также призвал партнеров «приступить к реализации второго этапа строительства «Великого камня» и «без промедления запустить важные для поддержки парка проекты по строительству второй подстанции, жилого арендного комплекса на 172 квартиры, автостанции, а также по поставке восьми электробусов».

Масштаб таких запросов тоже выглядит не слишком солидно, особенно если учесть, что только в строительство в Минске национального футбольного стадиона и бассейна международного стандарта Китай готов вложить 180 млн долларов.

 

Пекин выжидает

Официальный Минск не устает напоминать, что с КНР установлено стратегическое партнерство. Формальным подтверждением особых отношений между Минском и Пекином стало то, что глава Китая Си Цзиньпин одним из первых поздравил Александра Лукашенко с победой на президентских выборах 2020 года.

Но вот после этого никаких сообщений о позиции китайского руководства касательно сложной внутриполитической обстановки в нашей стране не поступало.

Эксперт по Китаю из Московского центра Карнеги Темур Умаров полагает, что Пекин не видит смысла в явной поддержке какой-то из сторон внутрибелорусского кризиса, поскольку ситуация непредсказуема, а у китайцев нет реальных инструментов влияния на нее.

По мнению Умарова, «Пекину, несомненно, удобно иметь дело с Лукашенко, и если он усидит в своем кресле, то сближение двух стран продолжится. Но если к власти в Беларуси придут другие люди, то Китай будет искать общий язык с ними, тем более что новая команда все равно не сможет игнорировать такого партнера, как КНР. В любом случае Китай нужен Беларуси намного больше, чем наоборот».

Но и при сохранении в Беларуси нынешнего режима перспективы взаимодействия могут оказаться не очень благоприятными. В частности, в связи с очередным ухудшением отношений Беларуси с Евросоюзом инвестиционное сотрудничество с Китаем может быть приостановлено, как это случилось в 2010 году.

Тогда КНР переключилась на Украину, и за пять лет в белорусском парке не было зарегистрировано ни одного резидента. Из-за аннексии Крыма и войны в Донбассе Пекин вернулся к белорусскому варианту, но теперь опять может все переиграть, так как заинтересован в расширении доступа на европейские рынки — ведь у Киева с ЕС уже действует соглашение об ассоциации и зоне свободной торговли, тогда как Беларусь даже не вступила в ВТО.

А генеральный секретарь исследовательского центра «Один пояс и один путь» Ван Сяоцюань допускает, что возможная эскалация западных санкций против Беларуси может угрожать стабильной работе железнодорожных экспрессов на маршруте Китай — Европа.

Наконец, эксперты отмечают неудовлетворенность Китая сегодняшним белорусским экономическим законодательством.

Таким образом, не исключено, что негативные для белорусских властей перемены наступят и на самом, казалось бы, стабильном направлении — китайском.