Очень скоро Минску придется мириться с Западом. Даже если Лукашенко не уйдет

Несмотря на жесткую риторику, власти Беларуси с их теперешними проблемами в экономике не могут себе позволить длительные плохие отношения с Западом.

Третий пакет санкций, который ЕС ввел в отношении властей Беларуси 17 декабря, вызвал неоднозначную реакцию в белорусском обществе. Значительная часть протестной общественности считает, что это недостаточные, не способные на что-то повлиять меры.

Фото с сайта stanis.ru

Такие оценки объяснимы, особенно если учесть, что в самых широких предварительных списках были сотни чиновников и бизнесменов, а также десятки государственных и частных компаний. В итоговом решении ЕС осталось только 29 фамилий и семь юридических лиц.

В то же время со стороны белорусских властей в ответ на европейские санкции последовали очередные жесткие заявления. 22 декабря министр иностранных дел Владимир Макей пообещал ответные персональные санкции, ограничение деятельности иностранных фондов, культурных, образовательных и других программ, а также упомянул «как минимум три направления, по которым будут предприняты адекватные ответные меры со стороны Беларуси в адрес наших европейских партнеров».

«Мы не хотели бы предавать огласке эти меры, но они будут действительно очень чувствительными и серьезными», — подчеркнул Макей.

 

Беларусь может не получить денег в рамках «Восточного партнерства»

При том что такие демонстративные и символические меры, как объявление санкций, привлекают основное внимание СМИ, последствия разрыва Беларуси с ЕС и Западом вообще могут быть гораздо более серьезными и далеко выходить за рамки формальных ограничительных мер.

И экономическое, и внешнеполитическое развитие Беларуси за последние десять лет показало, что возможности российского и евразийского рынков, финансовые ресурсы, а также политическое сотрудничество на этом направлении имеют довольно серьезные ограничения. Европа и США давно стали для Беларуси одним из немногих возможных направлений диверсификации и роста, альтернатива им вряд ли возможна.

То есть затягивание с нормализацией отношений, особенно в условиях экономического кризиса, может привести к критическому ущербу не только для общества, но и для властей. Отметим некоторые важные примеры возможных существенных потерь для Беларуси.

17 ноября по итогам совещаниями у Александра Лукашенко об актуальных вопросах внешней политики МИД Беларуси объявил о снижении сотрудничества в рамках инициативы «Восточное партнерство» до экспертного уровня. При этом в начале 2019 года Европейская комиссия включила Беларусь в план развития инфраструктуры стран «Восточного партнерства», который предусматривает до 2030 года инвестиции до 13 млрд евро в развитие дорог и коммуникаций в регионе, из них 1,5 млрд евро в нашей стране. Значит ли заявление Минска, что Беларусь отказывается и от этого проекта?

 

Пострадает туризм

Еще один характерный пример — сфера туризма. Собственно санкции и другие ограничительные меры на нее не распространяются, но за последние месяцы по имиджу Беларуси как хорошего туристического направления для граждан ЕС был нанесен критический удар. Его масштаб пока сложно оценить, так как на ситуацию в отрасли накладываются еще и последствия пандемии, но в следующем году негатив от имиджевого урона непременно проявится.

Следует отметить, что в этой сфере за последние пять лет прошли кардинальные изменения. Если в 2015 году организованные туристы из стран ЕС составляли только 6,4% от общего потока, то в 2019 году — уже 40,8%. То есть это был основной источник роста отрасли, если говорить об экспорте услуг. При этом 137 тысяч туристов из ЕС (83%) приходилось на Литву и Польшу, в которых имидж Беларуси как страны полицейского произвола сейчас закрепляется наиболее быстро.

В финансовом выражении только за счет организованного туризма приезжавшие из ЕС давали приблизительно 250 млн долларов в год. Сохранение этого потока, что невозможно без нормализации отношений с соседями, является важным для устойчивости туристической отрасли, в которой занято почти 250 тысяч человек (5,6% от занятых в экономике) и которая дает 2,2% вклада в ВВП.

 

Перечеркивается сотрудничество с западными банками

Еще одним показательным направлением является сотрудничество Беларуси с европейскими финансовыми институтами.

17 сентября Европейский парламент призвал Европейский банк реконструкции и развития (ЕБРР) и Европейский инвестиционный банк (ЕИБ) прекратить сотрудничество с Минском. Объемы такого сотрудничества были в последние годы достаточно значительны.

С 2015 года по различным проектам ЕБРР было получено около 1,4 млрд евро. То есть в среднем около 280 млн евро в год для реализации различных проектов, направленных на развитие инфраструктуры, поддержку малого и среднего бизнеса и т.д.

Еще более показательна ситуация с ЕИБ, сотрудничество с которым началось в 2018 году. В 2018–2019 годах Беларусь получила по проектам банка около 530 млн евро на развитие городской инфраструктуры, энергетики и коммерческих компаний (как государственных, так и негосударственных).

Для полноты картины стоит упомянуть о сотрудничестве со Всемирным банком (ВБ). С 2015 года Беларусь получила от ВБ кредитов более чем на 1 млрд долларов, то есть в среднем 180 млн долларов в год. ВБ не является западным финансовым институтом, но позиция ЕС и США имеют определяющее значение, когда принимаются решения в отношении таких стран, как Беларусь. Представители же Брюсселя и Вашингтона уже заявляли, что будут блокировать получение Беларусью новых проектов от ВБ.

 

Теряется техническая помощь от ЕС

Проекты технической помощи ЕС Беларуси, если сравнивать с программами ЕБРР, ЕИБ и ВБ, были не очень большими, но также заметными, тем более что средства вкладывались на безвозмездной основе. С 2015 года по различным программам помощи ЕС Беларусь получила около 140 млн евро, то есть в среднем набегало около 30 млн евро в год.

Следует отметить, что техническая помощь имела значение не только для общественных и локальных проектов, но и для государственных программ.

Например, 21 декабря правительство утвердило государственную программу «Инфраструктура пунктов пропуска на Государственной границе Республики Беларусь» на 2021–2025 годы. Для ее реализации планируется использовать кредитные ресурсы ЕИБ в размере около 22 млн евро и средства технической помощи от ЕС в размере около 30 млн евро, что в совокупности составляет более двух третей бюджета госпрограммы.

Программа способна повысить привлекательность Беларуси для транзитных потоков и бизнеса в сфере логистики. Остается открытым вопрос, как будут обеспечены вложения в инфраструктуру, если выпадет западное финансирование этой и других подобных программ.

В совокупности только льготные и другие кредиты, техническая помощь и поступления от туризма из ЕС — это около 1 млрд евро в год, что сравнимо приблизительно с 2% ВВП или 10% бюджета.

Приведенные примеры отражают только часть последствий кризиса в отношениях с ЕС и США. Сюда не включены потери от ухудшения бизнес-климата, снижения инвестиций и активности частных компаний, возможные потери в экспорте, потери от удорожания логистики (в частности от перераспределения транспортных потоков в обход Литвы), перспективы БелАЭС, которая без поставок в ЕС вряд ли станет окупаемой, и многое другое.

 

Властям придется маневрировать

Очевидно, что формальные санкции — это только вершина айсберга, небольшая и даже несущественная часть тех потерь, которые Беларусь может понести в результате кризиса в отношениях с ЕС и США.

В нынешней сложной экономической ситуации, при том что возможности получать дополнительные финансовые ресурсы от России и евразийских структур фактически исчерпаны, такие средства могут иметь если не критическое, то существенное значение.

Несмотря на жесткую риторику, власти Беларуси с их теперешними проблемами в экономике и внешней политике не могут себе позволить длительные плохие отношения с Западом. Если первая заморозка этих отношений продлилась 12 лет (1996–2008), вторая — около четырех лет (2011–2014), то сейчас власти будут вынуждены стремиться к значительно более быстрой нормализации.

При любом развитии внутриполитической ситуации, независимо от того, уйдет или сохранит власть Лукашенко, следует ожидать с белорусской стороны существенных шагов в сторону нормализации отношений с Западом в течение максимум 6-12 месяцев. Либо страна столкнется с очень серьезным экономическим и политическим ущербом.

Вопрос в том, как будет выглядеть нормализация и на какие уступки будет вынужден пойти Минск, если политическая система не претерпит существенных изменений.

Поле для маневра в целом определено и находится в коридоре между возвращением к статус-кво, что невозможно без выпуска политических заключенных и снижения уровня репрессий, и новыми президентскими выборами.

 

 


Андрей Казакевич, директор Института политических исследований «Политическая сфера», доктор политических наук