Массовое отравление в минской школе. «Заплачу за обед, но есть не буду»

Что говорят дети и родители в первый день учебы после массового отравления в столичной школе № 61.

В понедельник Даник опоздал в школу — проспал. Он один из 280 учеников столичной школы № 61, которые отравились в столовой в минувшую пятницу, 20 ноября. Мальчик хочет отказаться от питания, хотя как это сделать, ему пока непонятно.

За выходные большинству детей, которые отравились в столовой школы № 61, стало лучше. На утро понедельника в детской инфекционной больнице оставалось шесть из 18 учеников, которые были госпитализированы в пятницу со рвотой и диареей (всего в больницу с признаками отравления попали 23 ребенка).

Источник заражения специалисты Минского городского центра гигиены еще устанавливают. В школе нарекают на шаурму, которой кормили в столовой.

Создана специальная комиссия, которая выясняет причины произошедшего. При этом чиновники сразу подчеркнули — видимых нарушений в работе пищеблока не выявлено. Еду в школу привезли из комбината школьного питания, руководство которого уже публично извинилось перед детьми и родителями.

 

«В нашем классе человек пять отравилось»

Можно было предположить, что родители побоятся в понедельник вести детей в школу после ЧП в пятницу. Однако за полчаса до начала занятий в школе уже было много детей, а еще больше — на подходе.

Пострадавших от злополучной шаурмы долго искать не надо — стоит подойти к любому мальчику или девочке старше 11 лет. Отравились в основном ученики 5—9-х классов.

Шестиклассник Иван рассказал: «В нашем классе человек пять отравилось. Меня завезли в больницу, хотели под капельницу положить, но потом не стали. В субботу мне было уже лучше». Вкус шаурмы, как ему показалось, был обычный.

У восьмиклассницы Катерины трое одноклассников «лежали в больнице в пятницу под капельницами». И в школу в понедельник, судя по родительскому чату, очень многие идти не собирались, отметила девочка.

Даник обошелся без больницы, но в пятницу у него были все симптомы отравления сразу, поднималась температура. За выходные отошел, но вот проспал. Мальчик рассказал, что родители в чате посовещались друг с другом и решили, что надо отправлять детей в школу. Якобы учителя их заверили, что помещения общепита дополнительно обрабатывались, что опасности нет.

Сам Даник питаться в школьной столовой не хочет: «Деньги плачу всегда, но ем в столовой раза два в неделю: мне там еда не нравится. Из хорошего бывает что-то типа шашлыка. Уже пытался отказаться от питания, но в школе говорят, что это обязательно».

Голодным мальчик не сидит, покупает еду в буфете — школьную пиццу, например.

 

«Посмотрите, какая у нас жизнь сейчас — что-то выстреливает каждый день»

Сразу несколько мам учеников младших классов, которые привели детей в школу, сказали, что питание у малышей другое, никакой шаурмы в пятницу не было. Хотя школу продезинфицировали, им не очень спокойно.

Мама второклассника рассказала: «Страшно. Посмотрите, какая у нас сейчас жизнь — каждый день что-то выстреливает. И люди начинают паниковать, выдумывать разное. Уже говорят, что умышленно отравили детей из-за каких-то политических причин. Я в это не верю. Школу, уверена, проверили и вымыли за выходные до блеска. Ну а то, что мы все заложники системы, это понятно».

Про политический след говорят во многом потому, что школа № 61 стала лидером в Минске в части расхождения официальных результатов выборов президента и данных независимых наблюдателей.

В сентябре родители более трехсот учеников подписали открытое обращение к администрации школы, в котором потребовали исключить обсуждение политических или идеологических вопросов с учениками, выразили недоверие тем учителям и представителям администрации, которые участвовали в работе избирательных комиссий. Также заявили об отказе от участия в финансировании потребностей школы.

 

«За что платить, когда дети не едят?»

Мама первоклассника Анна обращение не подписывала — женщина считает, что в учебном процессе и в причинах ЧП нет никакой политики. Она рассказала, что учительница заверила родителей, что за выходные школу обработали, так что приходить на занятия можно смело. Вот они и пришли. Тем более что ее сын в столовой не ест:

«Нам это ничего не стоит — завтраки в школе бесплатные, а забираю я его до обеда (стоит до двух рублей обычно), поскольку в школе он плохо кушает. В столовую он ходит со всеми. Про еду я знаю только со слов ребенка. Говорит, например, что сосиски сырые. Я так понимаю, они холодные. Жаль, что школьная еда ребенку не подходит — в детском саду он ел всё. Такое со многими происходит, насколько я знаю. При этом с пятого класса завтраки уже не бесплатные. За что платить, когда дети не едят? Я слышала, что сейчас родители пишут отказы от питания. Это логично, если дети покупают еду в буфете и не едят то, что им предлагают в столовой».

Бабушка трех учеников 61-й школы говорит, что все ее внуки пришли в понедельник в школу. У младших в меню шаурмы не было, а внук-семиклассник ее не ел:

«Он в столовую ходит, но не всегда ест. Шаурма не нравится, не стал ее кушать. Вот он и не пострадал. Санстанция брала смывы, результатов пока мы не знаем. Я считаю, что на сегодня в школе всё нормально — в выходные проводили дезинфекцию. Это хорошая красивая школа».

Похоже, не отравились в пятницу младшие школьники и те, кто школьную еду игнорирует. Возможно, таких детей после ЧП станет больше. Ученица одного из 11-х классов рассказала Naviny.by, что шаурму не ела, а сегодня пришла в школу с заявлением об отказе от питания: «Раньше получалось, что платишь, но не ешь, и нельзя было отказаться. Теперь, насколько я понимаю, это сделать реально».