На доме нарисовали член и написали «Жыве Беларусь». За что из этого суд и арест?

Абсурд против здравого смысла. Именно так сегодня выглядит белорусская судебная система.

Карикатурный и одновременно страшный суд прошел в Минске. 12 ноября девушку приговорили к двум месяцам ареста за слова «Жыве Беларусь», написанные на двери технического помещения дома по улице Балтийской. При этом нарисованный здесь же половой член ни судья, ни следователи в упор не видят.

Мария Сафонова

23 октября Мария Сафонова с адвокатом направила заявление с требованием отреагировать по закону на фаллос, изображенный на козырьке того же дома, где ею была сделана «криминальная» надпись. Отдел СК Ленинского района Минска, который завел на Марию уголовное дело по ст. 342 УК за уличный бело-красно-белый рисунок и слова «Жыве Беларусь», отказал ей в возбуждении уголовного дела по аналогичным обстоятельствам.

Девушку осудили к аресту на два месяца, а член и поныне там — незакрашенный.

По мнению прокурора и следствия, вина Марии — в «осквернении зданий или иных сооружений циничными надписями или изображениями», а именно нарисованными ею бело-красно-белыми полосами на пешеходной дорожке и словами «Жыве Беларусь» на двери теплоузла жилого дома.

11 ноября, за день до приговора, состоялось открытое слушание по делу о бчб-символике. Этот процесс вела судья Ленинского района Минска Юлия Шут. Она неоднократно рассматривала дела, имеющие однозначный политический подтекст, и чаще всего не в пользу граждан. Защиту Марии Сафоновой представляла адвокат Минской областной коллегии адвокатов Инесса Оленская. Роль государственного обвинителя сыграла старший помощник прокурора Ленинского района Минска Юлия Довгало.

 

Что такого произошло?

5 октября во двор дома, где живет Мария Сафонова, приехали силовики, чтобы срезать бчб-ленты с забора. Собрались соседи посмотреть на это диво, среди них была и Мария. Потом под охраной вооруженных людей некто в маске на трансформаторной будке написал «За Беларусь».

«Увидев это, я тоже решила украсить место, где живу… В первую очередь, красный и белый — это очень красиво. Я хотела подчеркнуть свою национальность и выразить свою гражданскую позицию», — обвиняемая рассказала суду о мотивах.

Через два дня, 7 октября, около двух часов ночи Мария Сафонова недалеко от своего дома на пешеходной дорожке нарисовала краской рисунок из трех полос в бело-красно-белых цветах и сделала надпись «Жыве Беларусь» на двери технического помещения — теплоузла жилого дома по улице Балтийской. Девушка открыто говорит об этом в суде, не считая, что совершила какое-то преступление.

После этого появились незнакомые Марии мужчины, выступавшие в суде свидетелями, которые пытались задержать девушку и ее спутника, задавали вопросы, не давали пройти в подъезд, где живет Мария, удерживали ее. К приезду милиции у Марии был разбит нос, одежда была залита кровью.

В суде мы узнаём, что Марию и ее спутника удерживали Евгений Кульбей и Александр Альянах — активисты телеграм-чата «Антивандал», созданного для борьбы с бчб-символами в городе. Соседка Марии Ольга Забело в два часа ночи вызвала ребят на подмогу в борьбе с «коллаборационистской» символикой у себя во дворе. Все трое ябатек выступали в суде свидетелями.

Марию Сафонову доставили в милицию, сутки она провела в камере по обвинению в хулиганстве (ст. 17.1 АК). После — еще трое суток в рамках открытого СК уголовного дела. Выпустили под подписку о невыезде и надлежащем поведении.

Сначала Сафонова не хотела предавать свое уголовное дело огласке. Думала спокойно оплатить штраф или отсидеть — и забыть этот страшный сон.

«Но это дело шито белыми нитками! Это политика. Об этом нужно кричать!» — сказала Сафонова в комментарии для Naviny.by.

 

В чем вина?

Корреспондент Naviny.by внимательно слушала слова гособвинения, но так и не поняла, в чем именно, по мнению государства, заключается цинизм и осквернение. Какие конкретно общепринятые нормы морали нарушают БЧБ и «Жыве Беларусь»?

Так, гособвинитель Юлия Довгало на фоне красно-зеленого флага читала по бумажке слова о том, что «нанесенные надписи и рисунки портят эстетический вид, обезображивают здания и объекты, пользующиеся вниманием общественности» (тротуар и дверь технического помещения). Добавила, что «поступок обвиняемой противоречит общепринятым правилам поведения, грубо нарушает общественный порядок».

«Это является пренебрежением к общепринятым нормам морали, общепринятым в обществе традициям и надругательством над ними», — сделала вывод без апелляции к хоть каким-то аргументам Юлия Довгало.

 

Это абсурд

Сложилось впечатление, что судья Юлия Шут пыталась закрыть рот адвокату Сафоновой — Инессе Оленской. Во время процесса адвоката постоянно останавливало судейское «Вопрос снимается!».

Так, судья не дала рассказать Марии, как следователь склонял ее к суициду. Не дала узнать, как относятся свидетели и активисты «Антивандала» к изображению полового члена. Не дала уточнить, какие именно негативные чувства испытывают свидетели-ябатьки, видя БЧБ и «Жыве Беларусь». Также судья отказалась приобщить к материалам дела видео с нарисованным на злополучном доме фаллическим символом.

Защита считает обвинение абсурдным, политическим мотивированным, настаивает на невиновности и планирует обжаловать приговор.

Тот самый рисунок, который никого не оскорбляет, в отличие от бело-красно-белых полосок

 

Академики против пропаганды

На безосновательное заявление гособвинения о цинизме и оскорбительности фразы «Жыве Беларусь» адвокат Инесса Оленская привела экспертные заключения специалистов Академии наук Беларуси. На этом фоне аргументация гособвинения выглядит сочинением троечника.К слову, на этапе следствия ходатайство защиты о запросе таких экспертных оценок было отклонено со странной мотивировкой «не представляется целесообразным». Со слов адвоката следователь заявила: «Всё и так понятно».


По мнению экспертов НАН Беларуси, ни фраза «Жыве Беларусь» и ни один из ее компонентов не имеют значения слов циничный, цинизм, не содержит лингвистических признаков оскорбления, следовательно, ее смысл не является оскорбительным, а также не имеет лингвистических признаков выражения пренебрежения к нравственным ценностям.

Заключение сделали заведующая отделом белорусской диалектологии Центра исследований белорусской культуры, языка и литературы НАН Беларуси, кандидат филологических наук В.Н.Курцова и ведущий научный сотрудник Центра исследований белорусской культуры, языка и литературы НАН Беларуси, кандидат филологических наук Э.В.Ермоленко.


Что касается нравственной оценки рисунка в бело-красно-белом цвете ученый Алексей Шаланда из Академии наук Беларуси (заведующий отделом генеалогии геральдики и нумизматики, кандидат исторических наук, доцент) сообщил:

«Сочетание бело-красно-белый демонстрирует исторические национальные цвета белорусского народа. Они не имеют никакого циничного и оскорбительного содержания, не направлены на вред общественному порядку и не выражают пренебрежение к нравственным ценностям белорусов. Их публичная демонстрация свидетельствует о гордости за свой народ, о верности национальным традициям и ценностям, о патриотизме и поддержке независимости и суверенитета Республики Беларусь».

«Приписывание национальным символам циничных, оскорбительных качеств является проявлением неуважения к белорусскому народу и потенциально направлено на разжигание межнациональной розни и политических конфликтов в нашем обществе», — подчеркнул в своем резюме эксперт.

 

Сегодня мы мечтаем,.. чтобы суд был выше политики

«Установить истину не являлось целью следствия. Совершенно понятно, что здесь происходит. Мне страшно за будущее, потому что очевидно, что есть цель привлечь как можно больше обвиняемых по политическим мотивам», — сказала в суде адвокат.

«Вину не признаю. Считаю, что ничего преступного не совершила. Желаю, чтобы после вынесения справедливого законного приговора у всех на лицах снова были улыбки», — сказала подсудимая в последнем слове на заседании 11 ноября.

Адвокат Инесса Оленская

Заключительная речь адвоката Инессы Оленской вызвала аплодисменты слушателей процесса. Приводим цитаты:

«У меня есть мечта» — это самая известная речь Мартина Лютера Кинга,.. в которой он провозгласил свое видение будущего, где белокожие и чернокожие люди имели бы равные гражданские права. Через столько лет история повторяется, нас сейчас пытаются разделить, но в действительности нет никаких красно-зеленых или бело-красных — мы единый белорусский народ!

Я верю, что наше общество выздоровеет от правового нигилизма и будет жить под сенью Закона.

Я верю, что Закон будет защитой для людей доброй воли и перестанет быть орудием избранных для угнетения людей. И Марию защитит закон, если какие-то люди попытаются схватить ее, ударить, задержать, не имея на это никаких прав.

Я верю, что мы и наши дети будем верить в правосудие, а суд будет выше политики и материальной зависимости. Ведь выше земного суда должен быть только Суд Божий!».