Александр Студенцов. КОМПИЛЯЦИЯ НЕКОМПЕТЕНТНОСТИ. Административное заклание

Александр СТУДЕНЦОВ

Александр СТУДЕНЦОВ

Правовед, политолог, автор около 200 публицистических и научно-популярных статей в СМИ Беларуси и России, активист здорового образа жизни, участник боевых действий в ДРА.

Поставленное на поток производство по делам категории «участие в несанкционированных акциях» — манифест правовой неграмотности. Проблема не исчерпывается заведомо неправосудными постановлениями. Защита лиц, против которых ведутся процессы, тоже строится без научно-прикладного анализа законодательства.

В соответствии с Конституцией президент и государство гарантируют свободу собраний и митингов, уличных шествий, демонстраций и пикетирования, порядок их проведения регулируется законом (статьи 21, 35 и 79).

Закон «О массовых мероприятиях» (далее — закон) классифицирует вышеперечисленное как массовые мероприятия. И оставляет обеспечение права на них только за государством, что можно считать дефектом нормотворчества. Но наделяет президента привилегией уполномочивать граждан на организацию и проведение уличных форумов по решению госорганов. То есть инициативы снизу оказываются в менее предпочтительном положении. Правда, все равно ничем не установлено, в чём выражаются и как действуют государственно-президентские гарантии и принцип равенства перед законом.

Зато появилась процедура организации массовых мероприятий, опять-таки в противоречие конституционным нормам. Она обуславливает, предопределяет собственно массовое мероприятие, к подготовке которого можно приступить с разрешения местного органа исполнительной власти (сборы в постоянно отведенных местах — уведомительно). Поскольку главный его признак — наличие мандата, обозначим его как МММ.

Условия получения разрешения и порядок проведения МММ включают: цель, время и место или маршрут, оплата поддержания общественного порядка, оказания скорой медпомощи, постоянное присутствие организатора с возложением на него миссии сохранять зеленые насаждения и пресекать экстремизм. Даже прогноз погоды важен, как ни странно.

Если предусмотренные Законом критерии организации и проведения МММ не обеспечены, оно отсутствует как таковое. Уставшие рабочие МЗХ «Атлант» на остановочном пункте в ожидании переполненного автобуса после второй смены, оперативный слет студентов в сквере после пар или пожилые соседки на лавочке у подъезда — это не МММ. Какие бы острые темы они ни обсуждали, на каком бы заранее определенном месте ни собрались. Поведение этих сообществ не подчинено какому-либо специальному регламенту.

Таким образом, Закон регулирует случаи разрешенной консолидации и близкого соприкосновения граждан в общественном пространстве с соблюдением установленного непосредственно для них порядка, отчасти обязательного даже для госорганов.

Например, отсылочная норма Закона (ч. 3 ст. 3) не запрещает «государственникам» препятствовать движению транспортных средств и создавать помехи «для бесперебойного функционирования организаций». На «приватизированных» МММ противопоказано подобное поведение, как и многое другое.

Нарушение установленного порядка проведения МММ влечет ответственность по ч. 1 пресловутой ст. 23.34 Кодекса об административных правонарушениях. (Несоблюдение процедуры организации МММ не рассматриваем.)

Поскольку КоАП не раскрывает понятия митинга, демонстрации и т.д., недостающую дефиницию суд должен извлечь из Закона. Но его действие не распространяется на неформальное присутствие или перемещение на какой-то территории любого количества единомышленников либо случайных попутчиков (см. выше). В нем не определен порядок их общения и движения, который мог быть нарушен.

Следовательно, незаконно привлекать к ответственности за несоблюдение несуществующего порядка. В том числе по аналогии закона как за нарушение «установленного порядка проведения» МММ. Это неприменимая правовая фикция (подмена понятий). И здесь нет пробела в правовом регулировании.

Помимо свободы МММ, Основной закон провозглашает свободу мнений и убеждений и их свободное выражение (статья 33). Легко понять, что эти свободы не урегулированы Законом. Никто не может быть обязан делиться соображениями уединенно на кухнях или созывать для этого МММ, или воздерживаться от публичного выражения взглядов.

Тем более что одним из компонентов демократии является многообразие мнений (ст. 4). Если держать их в себе, не проявится это многообразие. И тогда отсутствует демократия — один из столпов белорусской государственности (ст. 1).

Вместе с тем, поражение граждан в правах ввиду деяний якобы «против порядка управления» происходит именно из-за коллективного или персонального выражения мнений и убеждений. Примеров этому множество.

Так, одному из фигурантов вменено правонарушение: «Активное участие в митинге. В группе выражал несогласие с проведением выборов». Юридически и фактически это обвинение не соответствует действительности.

Митинга не было, так как не формализовано МММ. Соответственно, отсутствует участие в нем. Как и его «установленный порядок». Более того, Закон безразличен к выражению несогласия: не относит это деяние к наказуемым. Потому что не обязывает участников МММ источать сугубо одобрение.

Заметим также, что проведения очередных президентских выборов, предусмотренных конституцией, желали либо были безразличны к ним все дееспособные белорусы. А отношение к результатам подсчета голосов не фигирует в деле. То есть судебный акт не только незаконный, но и несуразный, придает протестам не свойственный им контекст. Не считая того, что случайное присутствие в эпицентре некоторых событий квалифицируется как «активность». Тем самым еще и свобода передвижения ограничивается, вводится «запрет нахождения».

Однако это проблема государства, которую незаконно перекладывать на судьбы субъектов права, что законодатель не урегулировал демонстративную критику власти, выражаемую методично или спонтанно, активно или пассивно, но вне МММ.

Не приходится ожидать, что изложенная правовая доктрина получит практическое применение в нынешней ситуации общественно-политического коллапса и ангажированности судов. Но со временем она послужит делу восстановления нарушенных прав и реабилитации пострадавших.

 

 

Мнения колумнистов могут не совпадать с мнением редакции. Приглашаем читателей предлагать для участия в проекте новых авторов или собственные «Мнения».