Марина Золотова: не будет независимых СМИ — их место займут телеграм-каналы

Белорусский портал TUT.by встретил свое 20-летие, будучи лишенным статуса СМИ, в атмосфере репрессий против журналистов. О том, как TUT.by стал самым крупным по охвату белорусским сетевым изданием и почему ни обществу, ни властям не выгодно уничтожение независимой прессы, читайте в интервью Naviny.by с главным редактором TUT.by Мариной Золотовой.

Марина, мы вас поздравляем! Расскажите, за счет чего TUT.by удалось стать лидером белорусского медиарынка?

— Спасибо! Думаю, это удачное сочетание комплекса факторов. В первую очередь это энтузиазм людей, которые все это затеяли, прежде всего, основателя TUT.by Юрия Зиссера. В 2000 году он съездил в США и загорелся идеей сделать белорусский Yahoo, когда интернет был еще только у избранных. Обсудив с единомышленниками эту затею, решил стартануть с бесплатного почтового сервиса, помимо которого появились новости, прогноз погоды, курсы валют, форум и каталог. Со временем получилось так, что новости стали главной фишкой портала.

Группа энтузиастов, у которых горели и продолжают до сих пор гореть глаза, приняла наши ценности: свобода, честность и право на ошибку. Это то, что позволяло нам постоянно экспериментировать. У нас не было взаимоотношений по принципу «я начальник, ты дурак, поэтому делай то, что я сказал». У каждого было и есть право воплощать идею в жизнь, если идея достаточно убедительная и ты собрал заинтересованных людей. Мы гибкие, то есть если что-то не получается, сворачиваем проект и начинаем новый.

Когда все это начиналось, Юрию Анатольевичу было 40 лет, теперь мне уже больше. Он объединил вокруг себя молодежь, которая ловила, угадывала новые тренды. Теперь на TUT.by работают представители разных поколений и обогащаются друг другом. 

В 2000 году в интернете информации было немного, и она была поляризована. Не хватало источника, в котором бы сочеталось много разных мнений. Большую роль сыграл и продолжает играть форум — пользователей привлекает, что они могут высказывать свою точку зрения.

Наконец, интернет продолжительное время не так сильно контролировался, как другие СМИ. То, что интернету позволили какое-то время нормально развиваться, дало нам возможность интенсивно расти.

И я считаю, что большая удача была собрать здесь всех крутых людей. Мы делали это постепенно, часто интуитивно. Собственно, мы многое сделали интуитивно, потом уже пришли к обоснованным бизнес-схемам.

— В этом году ваша компания осталась без основателя и владельца — Юрия Зиссера. Помимо морально-психологической травмы, которую в такие моменты переживает коллектив, появляются и другие проблемы — финансовые, юридические. Кому сейчас принадлежит TUT.by?

— Помимо Юрия Анатольевича, есть и другие учредители ООО «ТУТ БАЙ МЕДИА». Что касается его доли, я не думаю, что могу раскрыть, кому она принадлежит.

Скажу только, что Юрий Анатольевич болел не год и не два, он предпринял все усилия для того, чтобы TUT.by оказался в надежных руках. Я считаю, что команда, которая сейчас управляет TUT.by, супернадежная и суперкрутая. Во всех этих людях я уверена больше, чем в себе. Я чувствую себя надежно защищенной.

Кроме благодарности за то, что Юрий Анатольевич мудро и предусмотрительно решил организационные вопросы, а нынешнее руководство все делает очень правильно, других комментариев у меня нет. 

— То есть благодаря защите Юрия Зиссера вы не боитесь, что новый собственник решит продать TUT.by?

— Можно и так сказать.

Наверное, это в числе прочего дает силы переживать этот тяжелый период, когда TUT.by обложили с разных сторон: предупреждения Мининформа и попытка лишить портал статуса СМИ, претензии Белорусского союза журналистов, который требует извинений за один из опубликованных текстов и грозит судом. Есть ощущение, что вас загоняют в ловушку?

— Можно и так относиться к происходящему, но с другой стороны это нас закаляет, позволяет сплотиться внутри коллектива. Есть цеховая солидарность, поддержка со стороны аудитории. Это реально стоит многого, когда ты видишь, что читатели благодарны, поддерживают. Ходят с баннерами TUT.by, например. В позапрошлое воскресенье, проходя мимо офиса, люди кричали: «TUT.by молодец». Такие вещи делают нас сильнее, заряжают энергией. Появляются силы, и дальше делаешь свою работу.

Все эти испытания, циничные суды — не только связанные с лишением портала статуса СМИ, но и с задержанием журналистов во время акций — отходят на второй план на фоне того, что мы делаем то, что нужно людям, и они нас поддерживают. 

— В прежних интервью вы говорили, что портал планирует «реагировать на внешние вызовы», как того требует сложившаяся ситуация, и, в частности, развивать альтернативные площадки. Можете рассказать об этих планах подробнее?

— Если говорить о работе журналистов в ситуации лишения нас статуса СМИ, мы будем делать ставку на информацию от пользователей. Мы видим, что это очень круто работает. 

Если говорить о возможной блокировке, которой подверглись многие сайты после выборов, будем искать способы доносить информацию. По полной программе задействуем социальные сети, которые вместе с видеоотделом в этом году стали важными элементами нашей работы. С видео была такая история — когда после выборов блокировали интернет, мы не могли смотреть свое видео на ютубе, но смотрели его на российских телеканалах.

— Когда читатели становятся поставщиками информации, присылают фото, видео, это с одной стороны хорошо — появляются новости, пользователи вовлекаются, становятся более лояльными к порталу. С другой стороны, обществу дается посыл — сегодня каждый себе журналист. Это не обесценивает нашу работу?

— Я не вижу здесь проблемы. Под влиянием внешних факторов, технологий меняются многие вещи и трансформируется наша профессия. На первый план выходит верификация и систематизация. Например, у нас есть видео с одного ракурса, а пользователи прислали еще с двух, и можно восстановить событие более полно. Другое дело, что с информацией надо работать, а не просто пускать в эфир. 

Вспомните историю с гибелью Александра Тарайковского. МВД официально заявило, что у мужчины в руках была граната, а благодаря видео, которое появилось позже, выяснилось, что такого не было, его застрелили.

Мы очень благодарны читателям за то, что они настолько активны, что помогают фиксировать все те события, которые происходят в Беларуси сегодня.

— Что вы сегодня можете ответить тем, кто заявляет, что в Беларуси не осталось независимых СМИ, и что у них у всех есть кураторы в спецслужбах?

— На это даже не хочется реагировать. Это оскорбительно, неприятно, но собака лает, караван идет. Лучшим доказательством нашей приверженности идеалам профессии служит наша работа, а не комментарии по поводу того, есть ли у нас какие-то связи с кураторами в спецслужбах. 

— Нам приходится делать нашу работу в атмосфере репрессий в отношении журналистов. Марина, почему преследование журналистов в целом, прессинг TUT.by в частности, — это плохо для всего белорусского общества?

— Я вижу, что белорусское общество это понимает. Меня даже это по-хорошему удивило, я не ожидала, что будет такая поддержка аудитории. На днях в Минске появилось граффити с профилем Юрия Анатольевича и нашим логотипом — красной стрелочкой. 

Другое дело, что со стороны силовиков нет понимания значимости и важности СМИ. На журналистов начались гонения — их увозят в РОВД на много часов для установления личности, что само по себе недопустимо, потому что у людей с собой есть все документы. Задержания, решения судов об административных арестах журналистов — это цинично и незаконно, это совершенно возмутительно.

— Зачем вы и вся независимая пресса белорусскому государству? 

— Я по-прежнему уверена, что СМИ — это четвертая власть, это независимый институт, который фиксирует и контролирует общественно-политические процессы, который может уберечь страну от скатывания в радикализм и от произвола власти.

Происходящее в отношении журналистов — серьезная угроза не только в адрес TUT.by, но и всех независимых СМИ. Мы видим задержания журналистов, лишения аккредитации корреспондентов зарубежных изданий. Это зачистка информационного поля с целью исключить журналистов из общественной жизни, особенно когда речь идет о протестах. 

Если убрать все независимые  СМИ, останутся государственные телеканалы, газеты, а также телеграм-каналы. У самого популярного из них более двух миллионов подписчиков. Я не знаю примеров, чтобы пятая часть населения какой-либо другой страны являлась подписчиком одного телеграм-канала. Если информация в независимых СМИ публикуется с соблюдением профессиональных стандартов, проверяется, например, то от телеграм-каналов никто этого не требует. Если независимых СМИ не будет, влияние на умы будут оказывать не газета «Беларусь сегодня. Советская Белоруссия» и государственное телевидение, а исключительно телеграм-каналы. Если государство такой вариант устраивает, то мы им не нужны, если не устраивает, нужны. 

— У вас работает 70 журналистов. Были ли среди них те, кто испугался в результате последних событий и повел себя не в духе компании?

— У нас больше людей стали заниматься темой политики и общественных протестов. Мы сразу предупредили, что это дело добровольное, сказали, что если кому-то страшно, кто-то не чувствует себя в безопасности, может этим не заниматься. Никто не отказался и никто не уволился.

Каков основной принцип кадровой политики компании? Вы делаете ставку на выращивание своих кадров или предпочитаете брать состоявшихся журналистов из других редакций?

— С разными людьми было по-разному. Многие пришли через объявления о вакансиях. Не могу сказать, что у нас не было никаких неудач в этом плане. Бывало, что спустя месяц мы расставались с человеком, потому что мы друг друга не устраивали. Для нас важно, чтобы у человека был интерес к работе. Сейчас в редакции люди очень разные, но как профессионалы все очень крутые.

— Вы принимаете теперь какие-то особые меры для своей безопасности и безопасности ваших сотрудников?

— Мы проговорили меры безопасности, проинструктировали людей, приняли меры по правовой защите. У сотрудников есть шлемы, жилеты и так далее. Однако сейчас такая история, соломку не подстелешь. Невозможно защитить человека от того, что к нему в семь утра домой придет милиция или его задержат во время работы на акции. 

— Есть ли онлайн-издания за рубежом, с какими вы бы себя могли сопоставить по значимости, количеству сотрудников редакции?

— Удивительная история в том, что у нас более 60% охвата интернет-аудитории Беларуси. Я не знаю таких примеров за рубежом. Это связано с особенностью нашего медиарынка. Есть несколько крупных игроков, есть игроки помельче, но медиарынок не развит. У нас нет здоровой конкуренции.

Нет таких рисковых людей, которые бы теперь взялись за создание СМИ. Был Алесь Липай, создавший БелаПАН, был Юрий Анатольевич. Он не планировал создавать СМИ, однако всегда говорил, что важно делать то, что нужно людям. И когда понял, что им нужны новости, TUT.by стал новостным порталом. 

— Можете назвать отечественное СМИ, которое является для вас авторитетом, примером качественной работы?

— Если говорить про другие СМИ, то, во-первых, мы им благодарны. Когда мы начинали, были новостным агрегатором, использовали на разных условиях информацию других СМИ. В 2010 году у нас редакции было 25 человек.

Теперь я постоянно слежу за «Свабодай», Onliner, «Нашай Нівай», Naviny.by, «Еврорадио». Все эти СМИ я ценю, отмечаю, если коллеги делают крутые вещи, переживаю, если мы не сделали. 

— Вы сказали, что одним из основных принципов TUT.by является право на ошибку. Есть ошибки, которые вы не простите сотруднику, после чего последует увольнение?

— Если это будет какое-то намеренное вредительство, саботаж. Чаще всего увольнение происходит в результате взаимной утраты интереса.

— Какие самые сложные решения вам приходилось принимать как редактору?

— Тяжело расставаться с людьми, это точно. Тяжело пытаться решать вопросы с безопасностью, потому что ты понимаешь, что отвечаешь за других людей. 

На TUT.by ежедневно появляются десятки новых заголовков. Лично вы читаете какие-то тексты до публикации?

— Я много текстов читаю до публикации. Объем информации очень большой, прочесть всё невозможно, но сложные темы читаю, редакторы отделов показывают мне материал, если у них есть какие-то сомнения. Всегда читаю все тексты рубрики «Эксклюзив».

— Были истории, которые не вышли, потому что вы вмешались?

— Да, когда в тексте не хватало информации, были факты, которые невозможно доказать.

— Марина, насколько автономны редакция и коммерческий отдел?

— Автономны. Бывают спорные вопросы, есть интересы клиента, а есть интересы редакции. Мы определили для себя правила игры, согласно которым если публикация затрагивает интересы клиента, будет для него неудобной или неприятной, но важна для общества, она все равно выйдет. У нас это прописано во внутренних правилах.

Если говорить об отношениях внутри коллектива, сейчас коммерческий отдел очень тепло поддерживает редакцию. Ребята из коммерческого отдела приходили и к Октябрьскому РУВД, когда задержали наших журналистов, и на суды.

— Иногда в информации портала есть явный намек на существование источников в разных сферах. Вы платите источникам?

— Нет, это принципиальная позиция редакции. Не было таких случаев, чтобы мы платили за информацию. 

— Были случаи, когда TUT.by манипулировали, хотели с его помощью добиться своих целей?

— Бывало такое. Люди за счет журналистов пытаются решить проблемы, с которыми в состоянии разобраться сами. Случалось, говоришь, что какой-то темой заниматься не будем, аргументируешь, а тебе отвечают, что это потому, что мы боимся. А речь идет о каких-то соседских спорах или разборках с бывшей женой.

— Марина, вообще каково это — быть редактором крупнейшего в стране новостного ресурса?

— Круто, интересно, это точно. Я горжусь своей работой и TUT.by, быть причастной к этому — большое дело. 

Я немножко стесняюсь публичности, не люблю быть в центре внимания, но понимаю, что это издержки профессии. Теперь выходишь в магазин — и тебя узнают, здороваются. Иногда просят написать о чем-либо. Это нормально, что главный редактор TUT.by идет в магазин, но теперь мне надо всегда при этом нормально выглядеть.

— Каким вы видите TUT.by через пять-десять лет?

— Мы ориентируемся на коллективный разум в части решений о развитии компании, и в прошлом году собирались с тем, чтобы подумать о наших перспективах в 2020 году. Часть замыслов стали воплощать, но текущие события очень сильно повлияли на планы компании и редакции, которая хотела не только освещать выборы, но и делать большие проекты. Поэтому на перспективу в пять-десять лет пока ничего не могу сказать. Будем развиваться и меняться — это точно (гибкость и эксперименты — помните?).

 

 

Фото Сергея Сацюка