Лукашенко пытается дискредитировать Тихановскую и сцементировать свою систему

Он сетует на функционеров, которые “переобулись”, и намерен отбирать кадры еще жестче…

Александр Лукашенко, кажется, впервые назвал свою главную соперницу по фамилии. «Та гражданка Беларуси и домохозяйка Тихановская сегодня забыла, что президент Беларуси ее спас от этой сакральной жертвы», — заявил он на совещании 9 октября.

Далее последовала душещипательная история о том, как вечером 9 августа доблестные силовики предотвратили сожжение штаба Тихановской, где народу было как сельдей в бочке: «Это ж 50 человек — иностранных журналистов всех — туда свезли вместе с этой Тихановской и другими». При этом, мол, у каких-то злоумышленников «замысел был типа Одессы: поджечь штаб и обвинить власть».

Лукашенко имел в виду трагедию, случившуюся в Одессе 2 мая 2014 года, когда в результате столкновений между проукраинскими и пророссийскими активистами и пожара в Доме профсоюзов погибло 48 человек.

 

«Как в народе говорят, чуйка сработала»

При этом версия о плане поджечь штаб Тихановской зиждется на том, что в ее охране состоял бывший сотрудник «то ли милиции, то ли еще какой-то», который «усек, что что-то не то происходит. Зачем собрали в одном доме столько людей? Его это насторожило. Как в народе говорят, чуйка сработала. И он позвонил [министру внутренних дел Юрию] Караеву».

Надо же: в штабе основной соперницы Лукашенко в кульминационный момент президентской кампании оказалось много людей. Дичайшая аномалия. По логике властных конспирологов, в те горячие минуты там, видимо, должно было царить безлюдье, Тихановской с соратниками следовало ютиться в подворотне, а журналистам надлежало попивать пивко по барам.

И потом, если с такой уверенностью говорится о преступном плане, то почему доблестные милиционеры или спецслужбы не выловили злоумышленников, не схватили с поличным — канистрами и прочим?

Впрочем, после сгенерированных в ходе минувшей избирательной кампании сказок о террористах-вагнеровцах, лагерях подготовки боевиков под Псковом (а раньше были и дело «Белого легиона» с загадочной фрау А., и пресловутая дохлая крыса в водопроводе) нет большого смысла задавать все эти риторические вопросы. Легенду о поджоге как дважды два могли сочинить сами силовики, чтобы получить повод оцепить штаб, а затем шантажом выдавить Тихановскую из страны.

 

Триумфальный вояж «домохозяйки» по Европе портит чей-то аппетит?

Да, и самое главное: почему именно сейчас Лукашенко понадобилось отряхнуть от нафталина и обогатить новыми красками эту историю? Многие забыли, но он еще 10 августа пояснял, что силовики были вынуждены взять под охрану офис Тихановской, «чтобы не дай бог не убили кого-нибудь: нужна была сакральная жертва» (как видим, о поджоге тогда речь не шла).

Напрашивается простое предположение: триумфальный вояж «домохозяйки Тихановской» по Европе, вероятно, сильно портит чей-то аппетит. Так что самое время подпустить черного пиара, рассказав еще и о том, что женщину снабдили деньгами на первое время за границей, а она-де: «Большое спасибо вам, на шею, плакала».

Высокие, высокие отношения. Трогательная картина маслом. Но эти попытки дискредитации вряд ли изменят расклад, при котором домохозяйку (напомню: пошедшую ва-банк ради мужа-политзаключенного) привечают гранды европейской политики, а вот капитально проштрафившегося вождя с 26-летним стажем уже вряд ли когда пригласят в Старый Свет с его демократическими заморочками.

 

Вождь требует от подчиненных большей жесткости

А вообще вождя, похоже, серьезно беспокоит, что идеи Тихановской, уже овладевшие широкими массами, способны разъесть и вертикаль. Совещание, на которое 9 октября были созваны важные люди в погонах и без, носило мобилизационный характер.

Лукашенко посетовал: государственные структуры уже настолько привыкли к уличным акциям, что перестали к ним серьезно относиться. «Но ведь это тоже технологии, направленные не только на усыпление нашей бдительности, но и на формирование новых, радикальных форм организации протестов», — подчеркнул он.

Кроме того, он отметил, что некоторые лидеры официальных профсоюзов «ушли в тень, а отдельные спрятались под плинтус».

МИДу велено «жестко отстаивать свои права и ставить вопросы перед нашими контрагентами, особенно перед политиками Польши, Литвы, Латвии и отчасти Украины». Иначе говоря, собачиться с соседями (разве что пока кроме России), сжигать мосты в отношениях с Европой, своими руками крушить достижения многовекторности дипломатам предстоит еще неистовее.

Не избежала упреков и государственная пресса. Лукашенко потребовал завершить в ближайшее время формирование коллективов в основных СМИ. Вероятно, речь идет о том, чтобы окончательно заменить «перебежчиков», вычистить ненадежных.

«Должно остаться мощное ядро, готовое отстаивать тот самый информационный суверенитет точно, филигранно, прицельно, а главное — наступательно <…> Журналистика должна наконец перестать быть “памяркоўнай”, как это было у нас принято до нынешних времен», — поставил задачу Лукашенко.

В переводе на простой язык это означает, что дан карт-бланш на еще более отвязанную пропаганду, беспардонное мочилово политических врагов.

 

У госпропаганды туго с «завоеванием господства в воздухе»

Отдельно Лукашенко отметил, что государство должно проводить более настойчивую информационную политику в интернете, вести ее наступательно, но без фейков.

Ну, без фейков, как показывает практика, госпропаганда обойтись не может. А вот с завоеванием господства в воздухе (интернет множеству белорусов ныне нужен как воздух, причем воздух свободы) у казенных пропагандистов плохо. Уж больно убогий контент. Так что, скорее, власти продолжат разбираться с независимыми интернет-ресурсами привычным методом — дубиной репрессий и запретов.

Информационный же суверенитет большое начальство понимает своеобразно — как монополию своих официальных СМИ. Поэтому, в частности, щемят западную прессу, в частности через механизм переаккредитации. Ну, и, конечно, в «лучших» традициях давят национальные независимые медиа.

При этом Москва, пользуясь политическим кризисом, уже по локоть запустила руки в информационную сферу Беларуси и навязывает здесь свою повестку дня, свои нарративы. Вот вам и весь информационный суверенитет.

Но сейчас положено лишь поддакивать Кремлю, ведь это Владимир Путин в августе, на пике революционных событий в Беларуси, подставил плечо ее попавшему в небывалый переплет правителю. Иначе кто знает, что было бы сегодня.

 

Качество управления будет падать, проблемы страны лишь усугубятся

На совещании Лукашенко обратил особое внимание на кадровую политику: «Мы уж слишком вольно себя чувствовали в подборе и назначении кадров. А потом некоторые “переобулись”. И “переобулись” ведь те, которых мы вырастили на своих руках. Поэтому надежность, патриотизм, преданность идеям народа выдвигаются на первое место».

Если без эвфемизмов, то речь идет о личной преданности вождю. Лукашенко дал понять, что в течение недели заменит ректоров тех вузов, где студенты крамольничают.

В общем, критерий профессионализма при подборе кадров отодвигается еще дальше в тень, а уж мораль, совестливость, видимо, и вовсе будут рассматриваться как отягчающие обстоятельства.

Это означает, что качество управления будет и впредь падать. Лукашенко пытается стабилизировать ситуацию и сохранить систему через расстановку на ключевые позиции не реформаторов, а охранителей.

На какое-то время страну, конечно, можно подморозить, но в принципе это путь тупиковый. Снежный ком проблем, которые невозможно решить методами позавчерашнего дня, будет нарастать.

И это означает, что идея перемен, ныне во многом завязанная на фигуру Тихановской, продолжит крепнуть.