«Катастрофическая ситуация с правами человека в Беларуси продолжает ухудшаться»

Катастрофическая ситуация с правами человека в Беларуси продолжает ухудшаться, заявила спецдокладчик ООН по ситуации с правами человека Анаис Марен, выступая 18 сентября в ходе экстренных дебатов по Беларуси в Совете ООН по правам человека.

Видеотрансляция дебатов велась на сайте ООН.

«Эти беспрецедентные события после выборов требуют повышенного внимания со стороны международного сообщества и пристального внимания органов и механизмов ООН, — сказала Марен. — Хотя ситуация с правами человека в Беларуси на протяжении десятилетий была омрачена множеством системных недостатков, нынешний кризис показывает масштабы проблемы: на протяжении всего избирательного процесса власти отказывали белорусским гражданам в их законном праве на участие в общественной жизни. С момента последнего избирательного цикла не произошло никаких изменений ни в законодательстве, ни на практике, которые могли бы вселить надежду на то, что голосование в этом году будет соответствовать международно признанным критериям свободных, справедливых и прозрачных выборов».

По словам Марен, имеющаяся информация указывает на «грубые манипуляции» в ходе выборов. «Избирательное поле ранее было «расчищено», чтобы не допустить участия трех самых популярных кандидатов. За этим последовали фальсификации на этапе подсчета голосов, которые поставили под сомнение избирательную легитимность действующего президента. Фактически стремление Лукашенко остаться у власти после окончания его нынешнего срока, по-видимому, является основной причиной нынешнего политического тупика в Беларуси», — подчеркнула она.

Марен отметила, что Лукашенко и его сторонники «упорно отказываются вступать в диалог с оппозицией и гражданским обществом». По ее словам, диалог может быть «единственным способом примирить белорусское общество с его правительством».

«Весь мир увидел, как белорусские власти злоупотребляют репрессивными возможностями правоохранительной и судебной систем, чтобы преследовать, угрожать, наказывать или иным образом заглушать голоса несогласных, — сказала Марен. — Не обращая внимания на внутренние и внешние призывы к честному диалогу с оппозицией, власти цинично выдвинули обвинения против членов президиума Координационного совета. Одну из них после храброго сопротивления попыткам насильственной депортации — что само по себе было шокирующим прецедентом — обвиняют в «призывах к действиям, направленных на нанесение ущерба национальной безопасности, совершенных с использованием средств массовой информации и интернета». Эти обвинения подразумевают, что Марии Колесниковой грозит лишение свободы сроком до пяти лет».

Марен подчеркнула, что проходящие в Беларуси демонстрации являются спонтанными и мирными. «Белорусы массово вышли на улицы по всей стране, чтобы выразить свое неприятие официальных результатов, которые не показались им убедительными, — сказала она. — Как и на предыдущих оспариваемых выборах, в декабре 2010 года людям жестоко помешали воспользоваться своим правом на мирные собрания. Хочу напомнить, что именно те события послужили толчком к установлению моего мандата [спецдокладчика], и отмечу, что десять лет спустя мы вернулись на круги своя».

Реакцию силовых структур на демонстрации Марен назвала «резкой и несоразмерной». «На сегодняшний день более 10.000 человек были незаконно арестованы за участие в мирных протестах, в дополнение к примерно 1.500 уже арестованным с момента начала репрессий в апреле, — отметила Марен. — Большинство из них сейчас на свободе, и я призываю власти немедленно освободить и снять все политически мотивированные обвинения против тех, кто по-прежнему находится в произвольном заключении. Поскольку демонстрации распространились на все слои общества, от домохозяек до заводских рабочих и студентов, я призываю полицию немедленно прекратить эскалацию насилия».

Спецдокладчик подчеркнула, что право на мирные демонстрации является основной демократического общества. «Его можно также реализовать в интернете. Ограничивая доступ в интернет с 9 августа, правительство пытается помешать избирателям информировать и координировать свои действия друг с другом через социальные сети. Периодические блокировки интернета несоразмерны и несовместимы с правом на свободу выражения мнения и доступ к информации. Это же касается и преследования журналистов, которых теперь обвиняют в участии или даже в координации протестов», — сказала Марен.

«Не имея возможности найти лидеров этого нового типа восстания, полиция использовала чрезмерную и неоправданную силу для ареста демонстрантов, журналистов, прохожих, женщин и даже детей, — подчеркнула она. — Их хватали на улице люди в масках и штатском. Тысячи были жестоко избиты. Это подводит меня к еще одному критически важному моменту: во время этой волны неизбирательных и жестоких репрессий нам было сообщено о более 500 случаях пыток, совершенных государственными служащими».

По словам Марен, в течение недели с 10 августа «сотни задержанных подверглись унижающему достоинство обращению» в заключении. «Мне сообщили об обвинениях в изнасиловании, пытках электрическим током и других формах физических и психологических пыток. Более того, преступники, похоже, уверены в том, что они не будут привлечены к ответственности, потому что преобладают беззаконие и безнаказанность», — сказала она.

Марен подчеркнула, что белорусское государство «несет ответственность за предотвращение, расследование и наказание этих преступлений, которые тем более серьезны, что они были совершены умышленно и организованно».

«Принимая во внимание серьезность заявленных нарушений, позвольте мне напомнить, что нарушения прав человека не являются внутренним делом: они представляют интерес для международного сообщества, — сказала Марен. — Поэтому я повторяю свой призыв к властям быть разумными и проявлять сдержанность. Единственный возможный выход из этого кризиса — диалог, который должен быть открытым, честным и инклюзивным, с участием всех заинтересованных сторон и секторов общества, включая, в частности, лидеров гражданского общества».

Выступление Марен прерывалось представителями белорусской и российской делегаций, которые заявляли о том, что формат срочных дебатов не предусматривает выступления спецдокладчика. Их позицию поддержали Венесуэла и Китай.

Председатель СПЧ Элизабет Тихи-Фисслбергер отклонила эти возражения. Она пояснила, что, как и в ранее проводившихся экстренных дебатах по другим вопросам, возможность выступления предоставляется сначала верховному комиссару по правам человека или ее заместителю, а затем — ограниченному числу спикеров, обозначенных теми, кто инициировал дебаты.