Студентка-сирота из БНТУ боится отчисления за гражданскую позицию

«Я надеюсь, что уважаемые взрослые люди не опустятся до расправы надо мной только потому, что им кто-то приказывает это делать».

Студентка четвертого курса архитектурного факультета БНТУ Виктория Гранковская опасается, что ее исключат из вуза. Девушку задержали, когда она собирала подписи под петицией к ректору университета, суд дал ей семь суток ареста. В вузе на Викторию написали докладную за пропуск пары и объявили выговор.

Девушке нравится учиться, у нее высокие оценки, она староста группы. Виктория говорит, что имеет право на свою позицию в отношении происходящего в стране. В вузе же заявляют, что гражданская позиция здесь не при чем — всё дело в пропусках.

— Виктория, расскажите, что с вами случилось.

— Декан архитектурного факультета вызвал меня во время пары на беседу 1 сентября, после беседы я не вернулась на пару, а пошла собирать подписи под петицией ректору.

В петиции мы просили ректора высказаться по поводу происходящего, просили не применять санкции в университете в отношении студентов, участвовавших в акциях протеста. Ведь после выборов стали забирать студентов, а университет никаким образом их не поддержал. Я знаю, что минимум двадцать студентов БНТУ пострадали во время уличных выступлений. Студенты надеялись — это было видно по чату, в котором мы обсуждали произошедшее — на поддержку администрации. Мы ведь студенты БНТУ, почему университет нас не поддерживает?

Своих студентов защищали и в Минском лингвистическом университете, и в Белорусском государственном университете, и в Медуниверситете. А руководство нашего вуза просто сказало, что БНТУ вне политики.

Однако студентов настойчиво приглашали на досрочные выборы, у нас везде висят портреты действующего президента. Не раз для того, чтобы студенты делали так, как нужно администрации, им намекали, что в противном случае не заселят в общежитие. Платникам говорят, что они не получат скидку на обучение, а бюджетникам, что отчислят.

— Куда вы пошли собирать подписи?

— Я собирала подписи возле пешеходного перехода между БНТУ и БГУИР, со мной были другие девочки. К нам подошли люди в черном, они отвели меня на территорию университета. Они мне только сказали, что я задержана до рассмотрения вопроса. Я вызвала милицию, потому что не понимала, кто меня задержал. Один из пришедших милиционеров потом давал против меня показания, хотя подошел по моему вызову и не видел, как я собирала подписи.

— Администрация БНТУ как-то реагировала на задержание студентки в своих стенах?

— Администрация БНТУ при моем задержании не присутствовала, но я знаю, что им было известно, что меня увозят. В ректорате студентам подтвердили, что ОМОН, который находился на территории университета, приглашен ректоратом для защиты студентов.

Меня завезли в Советское РУВД, там просили, чтобы я отдала им петицию, спрашивали, зачем мне делать то, что я делала, сколько мне заплатили, говорили, что я работаю на Польшу. Я несколько раз объясняла, что так выражаю свою позицию, которую разделяют и другие студенты.

Потом я оказалась на Окрестина. Там нас покормили. Никто не оскорблял, не бил. На суде меня признали виновной по ч. 1 ст. 23.34 (нарушение порядка организации или проведения массового мероприятия) и дали семь суток административного ареста.

Сначала я была на Окрестина, потом в Жодино. Нас в камере было шестеро. Кормили, водили ежедневно на прогулку и в душ через день. Вместе со мной сидели также задержанные за участие в несанкционированных мероприятиях женщины: врач, фармацевт, программист, студентка. Передачу мне передал брат, в Минск тоже он привез.

— Как отреагировал университет на ваш арест?

— Мне позвонил куратор и попросил написать объяснительную на те дни, когда я отсутствовала. Я написала. В пятницу, 11 сентября, меня вызвали в деканат ознакомиться с докладной запиской и выговором.

Как выяснилось, заместитель декана 9 сентября написала на меня докладную записку, в которой указала, что я отсутствовала на паре, и декан факультета объявил мне выговор.

Я не стала подписывать, что ознакомлена. В БНТУ студенты пропускают целые занятия, а меня наказывают за один час пропуска. Мне показалось несправедливым содержание докладной записки, там были неточности в описании того, что я делала. Сейчас мне говорят студенты, что за мной тщательно следят и ищут повод, чтобы отчислить.

— Почему вы думаете, что вас хотят отчислить?

— Мне рассказал человек, которого я не могу назвать, что руководству откуда-то сверху поступило негласное распоряжение сделать всё, чтобы меня не было в университете. Докладная, выговор, которые писались, пока я была в заключении, появились не просто так.

В субботу, 12 сентября, я пропустила еще одну пару, потому что была у врача. И меня уже попросили написать объяснительную, хотя раньше на это не обратили бы внимания.

— Вы родом из Гродненской области. В Минске живете в общежитии?

— На квартире. Я съехала с общежития, потому что было опасно оставаться там из-за коронавируса. В БНТУ уже был зафиксирован случай COVID-19, но нас не переводили на дистанционное обучение. При этом закрывались общежития, но мы продолжали ходить на занятия. Возможно, на меня уже тогда обратили внимание. У меня уже в прошлом учебном году представители администрации факультета спрашивали, хочу я жить в общежитии или нет.

Мне непросто дается вся эта ситуация. Я сирота. Когда после колледжа я пришла отрабатывать распределение в Дятловскую детскую школа искусств, мне сказали, что жилье не строится и не будет в ближайшие пять лет. Я отработала год и поступила в университет. Надеюсь, что жилье мне предоставят, когда я пойду работать. Семейной собственности в виде квартиры или дома у нас с братом нет. Мои родители жили в доме, который принадлежал колхозу.

— Как вы учитесь, Виктория?

— Я поступала по льготам как сирота, сдала экзамены не очень, потому что на репетиторов у меня не было денег. Однако я получала персональную стипендию. Ее платят, когда средний балл не ниже семи и за экзамены должны быть все 9 и одна 10. Также должна быть написана и опубликована научная работа. После летней сессии у меня не получилось выйти на такую стипендию, не было 10 за экзамен, были 9 и одна семерка. Средний балл за летнюю сессию — 8,4.

Стараюсь хорошо учиться, чтобы потом пойти на стажировку и найти хорошую работу. Ну и стипендия — это мой заработок. Мне помогают бабушка и родственники, до 23 лет получала пенсию по потере кормильца, но мне уже исполнилось 24 года, и выплаты прекратились. Я писала письмо в Министерство образования о продлении выплат, так как я учусь на бюджете и не могу работать. Мне отказали. Сначала университет всячески хотел мне помочь, потом всё осталось на словах.

Я хочу продолжать учиться в БНТУ, потому что есть преподаватели, из-за которых хочется сюда приходить. И я поступила в университет осознанно, потому что всегда хотела здесь учиться.

Я настаиваю, что если меня исключат, то это будет только по политическим мотивам. Я надеюсь, что уважаемые взрослые люди не опустятся до расправы надо мной только потому, что им кто-то приказывает это делать.

Мне хочется обратиться к руководству университета с просьбой услышать меня. Я хорошо учусь, справляюсь с жизненными трудностями. У меня есть гражданская позиция, но я не собираюсь ее никому навязывать в университете.

Я хочу учиться, дайте мне окончить БНТУ! Я не хочу эмигрировать, хочу жить в своей стране!

 

«Будет пропускать занятия — будет отчислена»

В комментарии для Naviny.by первый проректор БНТУ Георгий Вершина сказал, что из университета не исключают студентов по политическим мотивам.

«В моем родном университете преследованием студентом по политическим мотивам не занимаются. В БНТУ четко соблюдают правила внутреннего распорядка и устава. Ходит на занятия — нормально, не ходит — пойдет из университета. Насколько я в курсе, она (Гранковская. — Naviny.by) уже один раз пропустила занятия. Если будет пропускать занятия, за нарушение дисциплины будет отчислена. Кодекс это предусматривает — за систематические пропуски занятий. Если человек пропустил занятие, получил взыскание и пропускает далее без уважительных причин, будет второе взыскание или отчисление».