Дмитрий Ямпольский. МЫ. Как силовики могут спасти Беларусь

Дмитрий ЯМПОЛЬСКИЙ

Дмитрий ЯМПОЛЬСКИЙ

Родился в Минске. Журналист свободных мыслей.

При любой диктатуре развиваются силовые структуры, считающиеся оплотом власти. Но даже при самой античеловеческой системе очень многие стараются приподняться над ней — и вопреки всему оставаться офицером, честным самому себе и своим ценностям. И именно силовики могут быть той самой иглой, где кроется кощеева смерть.

По сути, сегодня Беларусь представляет из себя во многом военно-милицейское государство. Процент людей в форме на душу населения — один из самых высоких в мире. В этом сила диктатуры, но в этом ее и самая большая слабость.

Эти люди в форме такие же белорусы, как и все мы. Среди них также тысячи несогласных. Вы заметили, что никто из кандидатов в президенты этого года не говорил о расформировании, массовых увольнениях в силовых структурах в отличие от оппозиционных лидеров прошлых лет? Нам всем нравится безопасность, и во многом благодаря силовикам у нас низкий процент бандитизма.

Для очень многих военных и милиции офицерская честь — не пустые слова. Очень многие люди в погонах носили их с гордостью. Понимает власть или нет, но ее действия опорочили все силовые структуры Беларуси. Покалеченные на всю жизнь, истерзанные и погибшие... И люди, которые устраивали эти пытки, продолжают работать и жить рядом. Нет ничего опаснее человека, развращенного безнаказанным насилием.

Более того, фабрикуются политические дела, устраиваются карающие акции, силой вывозятся за границу нежелательные лица — это явно дело рук относительно небольших групп особо прислуживающих системе. Отсюда такой ужасающий страх перед сорванной с лица маской... Ведь узнают потом соседи и коллеги.

Один из постулатов любой тоталитарной машины звучит просто — разделяй и властвуй. Это правило до сих пор работает. Из офицерского братства режим постепенно сделал так, что там, как и везде, царит атмосфера недоверия. За подозрение в нелояльности системы тебя могут не продвинуть по службе или даже выкинуть из органов. Твоя компетентность, стаж и профессионализм в этом случае большой роли не сыграют. Остается уповать на личные связи, но при специальном заказе не поможет уже никто.

Лозунг «Милиция с народом!» не так актуален, как то, что милиция просто обязана остаться милицией. Теми, кто защищает закон и справедливость. Военные — остаться теми, кто защищает людей.

Рано или поздно другие силовики начнут объединяться. Этот процесс, скорее всего, уже запущен. Идеи не исчезают. На заре независимости была создана организация «Белый легион». В идейном плане это было объединение действующих и в отставке силовиков, которые любят свою страну и готовы поддерживать ее свободу, ее народ.

СК еще не завел ни одного дела против тех, кто применял насилие против мирных граждан, то есть власть настаивает, что имела полное право сделать то, что сделала. Лукашенко явно принимал в этом плане краткосрочное решение, чтобы быстро подавить протесты, но не предусмотрел ничего в долгосрочной перспективе.

Теперь людям остаются только отряды самообороны и партизанская борьба на любом уровне, но есть еще шанс на спасение силовиками. Именно они присягали народу.

Независимые сайты пишут, что более 400 силовиков уже ушли из органов по собственному желанию. Многие солидарные с ними продолжают работать в условиях итальянской забастовки: то есть так или иначе помогают протестующим, не исполняют преступных приказов.

Лукашенко нелегитимен, и это становится всем понятно: и силовикам, и даже домохозяйкам, которые стали интересоваться политикой. Что ему остается — дальнейшая конфронтация с народом, тихие репрессии и вылавливание по одному, новые пытки на Окрестина? Всех не переловишь. Насилие рождает насилие. А дальше — летать по колхозам на вертолете? Денег и совести на это хватит, но народное терпение выдавлено до капли.

Когда всем понятно, что с одной стороны обманутый народ, а с другой — узурпатор с невероятной охраной, то новое кровопролитие могут остановить только силовики.

Считается, что поговорка «Мая хата з краю» изначально имела продолжение: «Першым сустракаю» или «Першым выступаю»... Потому что, когда приходило зло, то никто не знал, с какого именно края оно явится, и в этом смысле крайних хат никогда не бывает. Если же жить с формулой «ничего не знаю», то так или иначе зло окажется у тебя на пороге. Рано или поздно оно коснется каждого, как бы не прятался.

История рассудит каждого, а наших детей уже точно не смогут обмануть так, как обманывали нас. Они другие, они тянутся к свету, справедливости и правде. И только за этим будущее.

 

 

Мнения колумнистов могут не совпадать с мнением редакции. Приглашаем читателей предлагать для участия в проекте новых авторов или собственные «Мнения».