Лукашенко допускает, что надоел, но уходить не рвется

Смешать карты и белорусскому правителю, и Кремлю может лишь народ…

Сегодня Александр Лукашенко, кажется, впервые признал, что на посту президента он «может быть, где-то и надоел». Однако из этого заявления вовсе не следует, что бессменный президент сейчас вот посыплет голову пеплом и уступит кресло. В интервью российским СМИ он подчеркнул, что намерен «защитить то, что создано нашими руками, защитить тех людей, которые это создавали, и подавляющее большинство, которые за меня проголосовали».

Как видим, Лукашенко продолжает твердить о своей победе, то есть отметает требования той массы белорусов, что выходят на улицу, считая выборы сфальсифицированными. А значит, надежды на настоящий диалог пока нет.

В теперешней ситуации, когда страну сотрясают невиданные по мощи протесты, Лукашенко особенно нужна поддержка Кремля. Поэтому в состоявшемся 8 сентября интервью ряду российских СМИ, начиная от Russia Today, он проводил мысль: если сегодня рухнет Беларусь, следующей будет Россия. Подтекст этого адресованного прежде всего Путину месседжа понятен: лучше помоги мне сегодня, чтобы самому не пришлось расхлебывать такую же кашу завтра.

Лукашенко снова играет на комплексах и фобиях Кремля, а также пытается подать свою миссию максимально благородно: дескать, вовсе не за кресло цепляюсь, а спасаю и свою страну, и восточного союзника.

При этом, как сообщил в своем телеграм-канале главный редактор радиостанции «Говорит Москва» Роман Бабаян, Лукашенко заявил примерно следующее: «Мы готовы провести реформу Конституции, после этого не исключаю досрочных президентских выборов».

 

Москва пиарит конституционную реформу

Вообще видно невооруженным глазом, что Москва взялась пиарить (а возможно и проталкивать) конституционную реформу как выход из белорусского кризиса.

Сначала сам Путин в интервью телеканалу «Россия» отметил, что его белорусский коллега «готов рассмотреть возможность проведения конституционной реформы», а потом провести выборы по новой Конституции.

Несколько раз в том же духе высказывался глава российской дипломатии Сергей Лавров. Сегодня пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков заявил: «…Мы исходим из заявлений президента Беларуси Лукашенко о том, что в ближайшее время, собственно, и начнется диалог с общественностью в плане обсуждения конституционной реформы».

Сегодня же российский медиаресурс РБК опубликовал текст под громким заголовком «Минск представил ОБСЕ и Москве свой план выхода из кризиса». Утверждается: «Минск настаивает на том, что выйти из нынешнего политического кризиса можно только приняв новый вариант Конституции, ослабляющий президентскую власть. Предлагается сделать это до 2022 года, а затем провести всеобщие перевыборы».

Стоп, но кто об этом заявил? РБК ссылается сугубо на свои анонимные источники, согласно которым представитель белорусских властей Андрей Лозовик якобы сделал такого рода заявление на специальном заседании Постоянного совета ОБСЕ 28 августа в Вене. Кроме того, утверждается в публикации, «тема досрочных выборов президента и парламента к 2022 году звучала» и на переговорах Лаврова с белорусским коллегой Владимиром Макеем в Москве 2 сентября.

Однако согласитесь, эти сливы из кулуаров никак не тянут на представленный Минском план. Где публичность, где сроки, где личные гарантии Лукашенко?

 

Кремль, вероятно, хочет подтолкнуть Лукашенко к транзиту власти

Лукашенко, который в последние недели активно контактирует с Путиным по телефону, вероятно, дал тому некие обещания насчет конституционной реформы и последующих выборов, предполагает эксперт аналитического центра «Стратегия» (Минск) Валерий Карбалевич. Однако сейчас Лукашенко прежде всего «пытается любым способом удержать свою власть», а его обещания — «вещь, мягко говоря, относительная», подчеркнул аналитик в комментарии для Naviny.by.

Логику Москвы и Минска собеседник видит так: «Надо сбить протесты, а для этого их участникам нужно что-то пообещать. И вот такой морковкой является конституционная реформа». Причем похоже, что это больше понимает Москва, чем Лукашенко, который считает, что «силой можно все задушить», говорит Карбалевич.

Среди аналитиков, особенно московских, сейчас популярна версия, что Кремль хочет через конституционную реформу мягко подтолкнуть Лукашенко к уходу. Мол, этот скандальный и скользкий партнер до чертиков надоел. К тому же утратил легитимность. Пусть уходит если не на пенсию, то на какой-нибудь символический пост, вроде как Нурсултан Назарбаев в Казахстане.

«Понятно, что если будет транзит власти, то он будет управляемым, под полным контролем, и Россия будет пытаться участвовать в этом процессе. Никаких свободных выборов при режиме Лукашенко быть не может. В Москве это понимают и принимают эту схему», — считает Карбалевич.

 

Белорусский вождь может снова открутиться

Однако хотя шуму вокруг предполагаемой конституционной реформы много, сам Лукашенко предпочитает не говорить ни о сроках, ни о конкретике.

Также очевидно, что он не собирается вступать в реальный диалог с теми, кто борется за настоящие перемены в Беларуси. По свидетельству Бабаяна, Лукашенко заявил, что не будет разговаривать с Координационным советом (КС) по урегулированию политического кризиса в Беларуси, потому что «не знает, кто эти люди» и вообще «всё, что они предлагают, — это катастрофа для Беларуси и белорусского народа».

При этом Лукашенко в очередной раз пересказал уже звучавшие из его уст примитивные фейки: «Они хотят разорвать все наши связи с братской Россией, хотят, чтобы у нас были платными образование и медицина. Они хотят, чтобы все наши промышленные предприятия были уничтожены, а рабочие стали бы безработными!»

Этот накат на КС полностью поддерживается Кремлем. Сегодня Песков заявил, что официальных контактов Москвы с этой структурой быть не может, поскольку она признана неконституционной. Ранее в адрес КС нелицеприятно высказывался, повторяя те же фейки о русофобии, Лавров.

Вдохновленные такой поддержкой, белорусские власти продолжают курс на то, чтобы выдавить из страны (а кто не уедет — пересажать) лидеров КС, нейтрализовать других заводил (в частности, забастовочного движения), постепенно перемолоть протесты методичными репрессиями. И параллельно подсунуть обществу погремушку в виде имитационного обсуждения проекта перелицованной Конституции.

Естественно, что в итоге власти протащат тот проект, который нужен им. Второстепенные новации не затронут суть созданной Лукашенко системы.

При этом, заметьте, сам он никаких публичных обязательств на себя не берет. К слову, он еще и Москву может провести, если та действительно рассчитывает побудить его к уходу.

Да, теперь, когда прижало, Лукашенко готов пообещать Путину что угодно. Но если он сейчас удержится у власти, овладеет ситуацией, то через какое-то время может сказать российским деятелям: ребята, да мы друг друга, кажется, не поняли, никуда я не собирался уходить.

В принципе, вся история «братской интеграции» состоит из таких циклов обещаний и последующих фортелей белорусского вождя.

Но даже если транзит власти и состоится, то под патронажем Москвы он будет нести угрозы белорусскому суверенитету.

Смешать карты и Лукашенко, и Кремлю может лишь народ Беларуси.