Спасти Лукашенко. Готов ли Кремль вложиться в рискованный проект

Чтобы сохранить в Беларуси режим Лукашенко, Москве придется ежегодно вливать сюда до 5 млрд долларов.

Похоже, что после бурных событий последнего времени Александр Лукашенко для белорусско-российских отношений уже во многом потерян. С одной стороны, от него можно получить практически всё, но с другой — он не так и много может дать.

Поэтому то, что Владимир Путин еще раз заявил о признании результатов выборов, а ранее — о готовности помочь в наведении общественного порядка в Беларуси, не следует расценивать как очевидную поддержку Лукашенко. Скорее это пробный шар в начале длительной игры по белорусскому вопросу с участием Евросоюза и США.

Более того, даже если стратегические решения о поддержке Лукашенко в Кремле приняты, для реализации таких планов остаются серьезные политические и экономические ограничения, на которые стоит обратить внимание.

 

Беларусь как большая Абхазия

Сейчас Лукашенко может пойти на всё: подписание дорожных карт «углубления интеграции», признание Крыма, Абхазии и Южной Осетии, вероятно, даже согласится передать часть государственного суверенитета наднациональным органам Союзного государства.

Но легитимность таких решений сразу будет поставлена под сомнение как внутри страны, так и за ее пределами. Ситуация в Беларуси даже отдаленно не напоминает 1999 год, когда подписание союзного договора вызывало энтузиазм значительной части населения, а поддержка президента устойчиво держалась выше 50%. Это также не 2010 год, когда соглашение о создании ЕАЭС было воспринято населением безразлично, а Лукашенко хоть и с нарушением демократических стандартов, но сумел получить на выборах электоральное большинство.

Очевидно, что сейчас любые важные соглашения с участием Лукашенко будут негативно восприняты внутри страны, причем даже многими сторонниками белорусско-российской интеграции.

Внешнеполитические условия для таких решений также изменились. Если ранее, при всей критике избирательного процесса, результаты выборов Запад признавал, то сейчас нет. 19 августа ЕС официально не признал Лукашенко переизбранным президентом, уже практически нет сомнений, что аналогичное решение примут США и Украина.


Читайте также:


Как результат, интеграция может превратить Беларусь в большую Абхазию, соглашения которой с Россией международным сообществом не признаются. Под вопрос могут ставиться все сделки с нелегитимным руководством, в том числе и приватизационные. Само по себе это может и не стать препятствием для Кремля, но в любом случае увеличивает издержки и политические риски любых интеграционных соглашений с Лукашенко.

 

Москве придется сильно раскошелиться

Но главное даже не в этом. Чтобы сохранить Лукашенко, от России потребуется не спецназ (военных и специальных сил и внутри хватает), а много денег. Вдобавок к тому, что негативно сказываются внешние шоки, вызванные пандемией COVID-19, власти Беларуси в последние годы сами много сделали для ухудшения экономической ситуации.

В последние месяцы раз за разом звучали угрозы в адрес «нелояльного» частного бизнеса (последнее подобное заявление Лукашенко сделал 28 августа), оказывалось давление на финансовый сектор и ИТ-сектор (можно вспомнить хотя бы случаи с «Белгазпромбанком» и Uber). Систематическое нарушение законности и жесткие разгоны акций протеста 9–11 августа нанесли существенный ущерб бизнес-климату.

Более того, действия властей повлекли падение доверия к государственным институтам. В среде противников Лукашенко все чаще звучат призывы перестать платить налоги, коммунальные платежи, потреблять продукцию государственных предприятий и т.д.

Белорусские власти так и не представили понятной программы экономического развития. Лукашенко декларировал в ходе предвыборной кампании опору на государственный индустриальный сектор и ручное управление, что вряд ли приведет к экономическому росту.

Фактический разрыв отношений с Западом и даже отказ от прямых контактов после выборов (например, отказ Лукашенко от телефонного разговора с канцлером Германии Ангелой Меркель пару недель назад) приведут к дополнительным финансовым потерям от сворачивания программ сотрудничества, помощи и доверия между сторонами.

За все эти издержки придется платить Москве. По аналогии с предыдущими годами спасение Лукашенко будет обходиться российскому бюджету в сумму не менее 3-5 млрд долларов в год. А может, и значительно больше. И это будет не разовая выплата, а ежегодная помощь для стабилизации внутренней ситуации. В Беларуси эти средства не будут признаваться достаточными, благодарности за них не будет ни от правящей элиты, ни от большинства населения.

Долгосрочный эффект от таких инвестиций совершенно не очевиден. При этом внешняя помощь совсем не будет стимулировать белорусские власти к повышению эффективности экономики и реформам.

 

***

В итоге Лукашенко оказывается для Кремля слишком слабым партнером, сотрудничество с которым приведет к большим политическим и экономическим издержкам, при том что достижение стратегических целей совсем не очевидно.

Всё это будет подталкивать власти России думать не столько о сохранении Лукашенко, сколько о транзите власти и участии в переустройстве белорусской политической сцены.

 

 

 


Андрей Казакевич, директор Института политических исследований «Политическая сфера», доктор политических наук