Михаил Пастухов. ДЕ-ЮРЕ. Разбираем «дело» Северинца

Михаил ПАСТУХОВ

Михаил ПАСТУХОВ

Доктор юридических наук, профессор, заслуженный юрист Республики Беларусь, судья Конституционного суда Республики Беларусь первого состава (апрель 1994 — января 1997 гг.). Эксперт по вопросам судоустройства, судопроизводства, конституционного и европейского права. Один из разработчиков Концепции судебно-правовой реформы, проекта Конституции 1994 г., закона «О Конституционном суде Республики Беларусь» 1994 г.

Неожиданной новостью для общественности стало сообщение, что Павла Северинца, который непрерывно отбыл 75 суток ареста в ИВС на Окрестина, привлекли к уголовной ответственности по ст. 293 УК («Массовые беспорядки»).

 

Хроники произвола

Павел Северинец — известный белорусский политик, один из лидеров христианской демократии, писатель, публицист. В 2006, 2011 и 2020 годах признавался международной организацией Amnesty International узником совести.

Павел родился в Орше в семье журналиста Константина Северинца и учительницы Татьяны Северинец. В 1994 г. окончил школу с золотой медалью, поступил на географический факультет Белгосуниверситета. В 1995 г. вступил в БНФ «Адрадженне». В феврале 1997 г. возглавил Минскую молодежную фракцию БНФ, а в сентябре 1997 г. был избран сопредседателем «Молодого фронта».

Северинец — один из организаторов Конгресса белорусской молодежи (июль 2001 г.), обороны Куропат (сентябрь 2001 — июнь 2002 г.) кампании «Беларусь в Европу» (в сентябре 2002 г.), предвыборного блока «Молодежь Беларуси» (2004 г.).

В 2005 г. Северинец был обвинен в организации и подготовке действий, грубо нарушающих общественный порядок (ч. 1 ст. 342 УК). Так органы следствия расценили его роль в организации протестов граждан против снятия ограничений для занятия должности президента страны одним лицом. Павел был осужден на три года «химии». Приговор отбывал на лесозаготовках в деревне Малое Ситно в Полоцком районе. С учетом сокращения срока по амнистии был освобожден в 2007 г. На «химии» написал книгу «Лісты з лесу» (по версии газеты «Наша Ніва” она была признана лучшим произведением на белорусском языке за 2007 г. — Авт.).

После известных событий 19 декабря 2010 г. Северинец снова был осужден по ч. 1 ст. 342 УК на три года ограничения свободы. Приговор отбывал в деревне Куплин Пружанского района. Вышел на свободу 19 октября 2013 г.

Дальше была работа по созданию партии «Белорусская христианская демократия». Семь раз проводились учредительные съезды с более чем тысячным составом и документы направлялись в Министерство юстиции для регистрации. И всякий раз учредители получали отказ, а Верховный суд подтверждал законность отказа в регистрации.

Павел Северинец многократно подвергался административным репрессиям за участие в массовых мероприятиях по ст. 23.34 КоАП. В качестве наказания его, как правило, подвергали арестам на 10-15 суток.

 

Последние суды

7 июня с.г. Северинец был задержан после выступления на пикете по сбору подписей за выдвижение кандидатов в президенты возле Комаровского рынка в Минске. На следующий день его судили в суде Советского района Минска. По решению судьи Веры Головковой он получил очередные 15 суток ареста.

Этот арест для Павла стал затяжным, поскольку за время «отсидки» его несколько раз подвергли новым санкциям. Наиболее показательным был процесс в суде Фрунзенского района Минска 18 июня с.г. под председательством судьи Андрея Млечко. В начале заседания Павел показал свою руку и заявил, что пытался ее порезать в знак протеста, так как его без всяких оснований поместили в карцер. При этом у него забрали все вещи, в том числе зубную щетку, пасту. В камере отключена вода. Холодно. Передачи ему не передают. Целый день приходится стоять или сидеть на низкой табуретке.

Эти обстоятельства быта арестанта судью не заинтересовали. Заявление об отводе Млечко было отклонено самим судьей. Несмотря на непризнание Павлом своей вины при проведении пикета по сбору подписей 30 мая возле Комаровского рынка, он был подвергнут новому аресту на 15 суток.

Позднее к этому аресту добавились еще три ареста на максимальный срок.

21 августа Северинец должен был наконец-то выйти на свободу после 75 суток ареста. Однако накануне жена Северинца Ольга получила сообщение из Следственного комитета, что Павел задержан в связи с обвинением по ст. 293 УК («Массовые беспорядки»). В результате он останется под стражей еще как минимум два месяца. По всей видимости, его дело «пристегнут» к групповому уголовному делу, ранее возбужденному против Сергея Тихановского и сотоварищей.

 

Это — произвол!

Понятно, что белорусские правоохранители решили надолго «закрыть» Павла Северинца как активного политического лидера.

Вопреки установленным ограничениям на применение административного ареста (ст.ст. 4.2, 6.1, 6.7 КоАП), его целенаправленно подвергали все новым арестам, что можно расценить как длящуюся пытку. Кроме того, нарушением прав Северинца следует признать то, что ИВС на Окрестина, куда его поместили, не предназначен для административных арестованных. В отличие от ЦИП (Центра изоляции правонарушителей), там созданы тюремные условия для лиц, подозреваемых или обвиняемых в совершении тяжких преступлений, включая карцер. Туда и «определили» Павла.

По сути, административно арестованного перевели на тюремный режим и подвергли дополнительным пыткам и страданиям. С точки зрения уголовного законодательства такие действия следует квалифицировать как преступление против безопасности человечества (ст. 128 УК), что влечет за собой лишение свободы на срок от 7 до 25 лет, пожизненное заключение и даже смертную казнь виновных.

При этом не стоит забывать о тех лицах, которые отдавали приказ «провести» Павла по всем кругам ада в тюремной системе. Это можно расценить как превышение власти или служебных полномочий (ст. 426 УК). Судьи, которые вынесли в отношении Павла заведомо неправосудные постановления, также могут понести наказание (ст. 392 УК).

Обвинение Северинца в организации массовых беспорядков вызывает обоснованное сомнение по ряду причин.

Во-первых, он физически не мог готовить какие-либо беспорядки, так как с 7 июня находился в заключении. Во-вторых, со стороны граждан во время избирательной кампании никаких беспорядков не было. В-третьих, Павел — убежденный христианин, который отвергает насилие и призывы к «темным делам».

Поэтому с полной уверенностью заявляю, что Павел Северинец подлежит незамедлительному освобождению как невиновное лицо. Кроме Северинца, должны быть освобождены из-под стражи и другие граждане страны, признанные международными и национальными организациями политзаключенными.

 

 

Мнения колумнистов могут не совпадать с мнением редакции. Приглашаем читателей предлагать для участия в проекте новых авторов или собственные «Мнения».